Казахстан накануне вступления в ЕАЭС: Общественно-политическая ситуация и вызовы 2015 года

Выступление руководителя ИАЦ «Институт Евразийской политики» Максима Крамаренко на четвертом заседании Экспертного клуба "Урал-Евразия",  декабря 2014 года, Екатеринбург.

* * *

Добрый день, уважаемые коллеги!

Спасибо большое за приглашение принять участие в работе мероприятия, посвященного выявлению проблемных точек во взаимодействии наших стран. Осталась практически неделя до фактического старта работы наших стран в новом формате – в правовых рамках Евразийского Экономического союза. Организаторами круглого стола вынесена на обсуждение, действительно, актуальная тема – вызовы 2015 года. По сути, предложено сделать прогноз.

Известно, что прогнозирование всегда имеет определенную долю погрешности. Но, иногда эта погрешность в прогнозе бывает позитивной,  из-за того, что вовремя было обращено внимание на возможность проявления той или иной негативной тенденции, вследствие чего ее удалось предупредить.

И так, давайте перейдем к конкретике и попробуем предупредить возможное появление проблем в ходе дальнейшей интеграции на Евразийском пространстве.

С чем на пороге Евразийского Союза стоит Казахстан?

Если посмотреть, какое место занимает тематика Евразийского Союза в дискурсе казахстанской власти, то можно констатировать: 1) ее постоянное присутствие и 2) освещение интеграции происходит, в основном, в положительном ключе.

Президент Назарбаев практически во всех своих публичных выступлениях в течение последних двух лет уделял большое внимание интеграционным процессам на постсоветском пространстве. Все его высказывания о Евразийском союзе имеют следующие содержательные аспекты:

1. Евразийский Союз является экономическим интеграционным объединением, направленным на увеличения товарооборота между странами, вошедшими в него, что должно обусловить второй виток индустриализации Казахстана. 

2. Евразийский Союз – это не политическая интеграция, и тем более не восстановление СССР. Казахстан не хочет обсуждать создание наднациональных политических институтов, таких как Евразийский Парламент. Именно это президент Казахстана объясняет своим «внутренним» оппонентам: государство никогда не утеряет своего суверенитета. Единственный приемлемый для Казахстана вариант взаимодействия народных избранников стран создаваемого союза – Евразийская парламентская ассамблея, которая должна представлять собой некую площадку для экспертного диалога.

3. Евразийский Союз – это объединение без какой-либо наднациональной объединяющей идеологии. Об этом Нурсултан Назарбаев недвусмысленно заявил буквально два дня назад, 21 декабря, на встрече с представителями СМИ: «Кто хочет Советский Союз создавать — у него мозгов вообще нету! Это невозможно. Была единая марксистско-ленинская идеология — ее нет». (Конец цитаты).

4.Евразийский Союз – это не геополитический выбор, в смысле того, что во внешней политике Казахстан остается самостоятельным субъектом, и не намерен следовать в чьем-то русле. Казахстан по прежнему остается государством, «исповедующим» многовекторную политику. Такую позицию, президент Казахстана четко обозначил в Послании народу Казахстана в 2012 году.

В частности, указывая, что ближайшая цель для страны – это построение Евразийского экономического союза, Нурсултан Назарбаев при этом отметил, что сбалансированность казахстанской внешней политики означает развитие дружественных и предсказуемых отношений со всеми государствами, играющими существенную роль в мировых делах и представляющих для Казахстана практический интерес.

Евразийский экономический союз в дискурсе общества находит свое выражение в результатах социологических исследований. В ноябре 2013 года Казахстанский институт стратегических исследований провел социологическое исследование: «Восприятие гражданами вопросов евразийской интеграции и участия Казахстана в Евразийском союзе», которое показало следующие результаты: 73,7 % опрошенных положительно оценивает деятельность Таможенного союза.  В той или иной степени создание Евразийского экономического союза поддерживает — 84,9 % респондентов. 

Этнический срез показал, что создание ЕАЭС поддерживает 79,1% казахов, 89,4% русских, и 88,9 % - других этносов. За развитие только экономической интеграции в рамках ЕАЭС выступает 79,5 %, за политическую интеграцию – 58, 8% респондентов, 47,3 % - за интеграцию в культурно-гуманитаной сфере, и 20,8 % - за военную интеграцию.

Евразийский союз в дискурсе оппозиции представлен условно двумя позициями: «западники» и «национал-патриоты», которые в последнее время предпринимают активные попытки к объединению своих усилий по срыву интеграционных процессов в рамках Евразийского Союза.

«Западники» в основном представлены различными НПО, имеющими правозащитный характер, и оппозиционными политическими партиями. В сентябре этого года, при финансовой поддержке фонда Сороса в Алма-Ате Казахстанское Международное правозащитное бюро (руководитель: Евгений Жовтис) провело международную конференцию, посвященную ситуации с правами человека в странах, создавших ЕАЭС, и планирующих в него вступить в ближайшее время (Армения, Киргизия). Основной резолютивный вывод этой конференции заключается в том, что следует ожидать ухудшение ситуации с правами человека в странах, принявших решение войти в Евразийский Союз. То есть эта группа проводить тезис о том, что Евразийский Союз – это объединение авторитарных политических режимов, в котором права человека будут повсеместно ущемляться.

«Национал-патриоты» представлены также различными НПО казахского национально-просветительского толка. Их основные антиевразийские тезисы таковы: Евразийский Союз, это воссоздание СССР, а за этим соответственно кроется потеря суверенитета страны и повторная колонизация. 

По инициативе «национал-патриотов» в прошлом году была осуществлена попытка провести референдум против вступления Казахстана в Евразийский Союз. Но из-за несоответствия требованиям законодательства РК эта инициатива не была реализована.

В прошлом году «западники» и «национал-патриоты» предприняли шаги к созданию экологического движения «Антигептил», целью которого было стремление добиться запретов на запуск с космодрома Байконур российских ракетоносителей «Протон». За требованием этого движения кроется мобилизация протеста против российских интересов в Казахстане, и соответственно против развития казахстанско-российских отношений в космической сфере. В принципе активисты этого движения не скрывали своего желания устроить антиевразийский майдан в Казахстане.

Представители этих антиевразийских групп ведут активную работу в социальных сетях. Они представлены там различными группами и сообществами, например: «Антиевразийский союз», «Антигептил», «Казахская орда», «Мы против Евразийского Союза» и пр.

Рассматривая дискурс оппозиции по Евразийскому Союзу, следует отметить тенденцию к переходу их деятельности от проведения каких-то массовых мероприятий к так называемому «антиевразийскому просвещению», похожему по методике на то, чем занимались разночинцы-просветители в середине XIX века. По-видимому, оценивая в настоящий момент высокий процент поддержки населением евразийской интеграции, оппозиция посчитала бесперспективным проведение массовых мероприятий, и «пошла в народ» через социальные сети и СМИ.

Поэтому сейчас делается упор через доступные широким массам информационные каналы оказывать воздействие на общественное настроение, с целью изменения отношения к интеграции с Россией. Продвигаются следующие антироссийские темы: Россия захватчик Юго-Востока Украины; вероятность отторжения северных территорий Казахстана; и негативные результаты взаимодействия России с Казахстаном в прошлом (негативные последствия колонизации).

Помимо дискурса власти и общества для объективного понимания текущей ситуации необходимо обратить внимание на экономические показатели. В частности, если посмотреть на динамику товарооборота, то вслед за его резким ростом в 2011 году – на 36 %, в последующие годы началось снижение этого показателя. Так в этом году, по мнению казахстанского экономиста Тимура Исаева, произошел просто обвал торговли Казахстана со странами Таможенного Союза на 23%.

Товарооборот России и Казахстана за 11 месяцев этого года снизился более чем на 19%.

Тот же Тимур Исаев отмечает, что сейчас в повестке ЕАЭС не стоит вопрос о создании совместных предприятий, что, несомненно, является негативным фактором для дальнейшего продвижения евразийской интеграции, особенно на фоне китайской инвест-активности. Так в рамках Алма-Атинского саммита ШОС Китай с Казахстаном подписали договоренности на инвестиции в казахстанскую экономику в размере 14 млрд. долларов США. 

Вот с такими исходными данными Казахстан через неделю начнет работу в рамках Евразийского Союза. Обобщенно говоря, власть и народ «за» Евразийскую интеграцию, оппозиция, пока в абсолютном меньшинстве и экономические показатели «против».

Опираясь на это, можно более объективно ответить на вопрос: Какие проблемы наиболее вероятны в 2015 году?

Одна из основных, конечно же, деятельность оппозиции. Они и дальше будут продолжать внушать населению, что Евразийский Союз – есть  новая форма колонизации Казахстана Россией. К тому же через два года (в 2016 году) будут проходить выборы президента страны. Соответственно в 2015 году начнется активизация политических процессов, в которых оппозиция будет стремиться мобилизовать свой электорат, используя скорей всего националистические и антиевразийские лозунги.

В этот период «свое слово могут сказать» и экстремисты движения «ИГ» из Казахстана, которые сейчас проходят боевую подготовку в горячих точках на Ближнем Востоке. Это случится, если представителям оппозиции удастся «раскачать» ситуацию до массовых протестов, но это пока маловероятно.

Еще одна вероятная проблема - стремление России создать наднациональные политические структуры, что является раздражительным фактором в двусторонних отношениях.

В течение двух лет Сергей Нарышкин и ряд других российских политиков посещают Казахстан с целью «уговорить» создать Евразийский парламент, на что не соглашаются их казахстанские коллеги. Потому что в Казахстане поставлен знак равенства между Евразийским парламентом и частичной потерей суверенитета. Поэтому такая настойчивость со стороны России только подкрепляет доводы казахстанской оппозиции в том, что Евразийский Союз – это скрытая ловушка для независимости казахского народа.

Проблема снижения темпов товарооборота внутри Евразийского Союза и отсутствие стратегии создания и развития совместных предприятий, так же является негативной тенденцией, дискредитирующей интеграционные процессы.

Эти проблемные точки во взаимоотношениях видят и наши геополитические противники, которые непременно воспользуются ими для противодействия Евразийской интеграции.

Поэтому, для снижения рисков развития негативных сценариев в Казахстане необходимо принять ряд предупредительных мер.

Первое. В Казахстане Евразийский союз на данном этапе хотят видеть только как экономическое объединение. Исходя из этого, и нужно действовать так, чтобы связать воедино наше евразийское пространство нитями производственной кооперации, существенными взаимными инвестициями и совместными разработками в наукоемкой и  высокотехнологической сферах.  

Второе. Вместо продвижения идеи создания наднациональных органов, необходимо развитие сотрудничества и партнерских отношений между политическими партиями, НПО и этнокультурными объединениями, на базе каких-нибудь постоянно действующих площадок. Так, уже неоднократно предлагалось создать общественную палату Евразийского Союза, Ассамблею народов Евразии или Открытую Конфедерацию ЕврАзийских Народов (ОКЕАН). Эти идеи не только полезны, но и необходимы, если мы хотим сохранить высокий уровень поддержки населением всех стран Евразийского Союза. 

Третье. В 2015 году в Казахстане планируют провести юбилейные мероприятия, посвященные 550-летию Казахского Ханства. В связи с чем, можно было бы этот год в рамках Евразийского Союза объявить перекрестным годом истории, особо отметив общую для наших народов дату – 70-летие Победы над нацизмом. Кроме этого, провести серию международных мероприятий, посвященных положительному опыту взаимодействия народов Евразии в прошлом, отметив отдельно славяно-тюркское взаимодействие.

Четвертое. С целью снижения межконфессиональных противоречий, а также для профилактики  религиозного и этнического экстремизма, необходимы мероприятия по развитию религиозного диалога между представителями христианских и мусульманских конфессий в Евразийском Союзе.

Спасибо за внимание!

Максим Крамаренко, руководитель ИАЦ «Институт Евразийской политики», Казахстан

Добавить комментарий

Защитный код