Признанной этнической категории «таджик» в Пакистане нет

Сватийцы - так называют таджиков Пакистана. И их численность может достигать 4 миллионов человек, живущих в разных этнических зонах Пакистана.

В прошлом году «Азия-Плюс» публиковала интервью Арифа Хасана Ахундзада, таджикско - пакистанского исследователя, под названием «Потерянные таджики Пакистана». Речь шла о том, что во времена нашествия Бабура на Индию было свергнуто государство Гибари, или Королевство Сват, которым правили таджики. Его история была позабыта, а таджики превратились в подданных пуштунских ханов, в пуштунов.

Сватийские лидеры и старейшины не раз поднимали вопрос возрождения своей идентичности, но никто их не слышал и не поддерживал. Наше интервью с Нуром Хабибом Свати - президентом «Свати Кавм Танзим Пакистан», официально зарегистрированной организации таджиков Свата.

- «Свати Кавм Танзим Пакистан» - это что за организация?

- «Свати Кавм Танзим Пакистан» - это организация социальной поддержки, которая объединяет и продвигает идентичность пакистанских таджиков. «Свати кавм» не племя, а обозначение лиц таджикской национальности, которых в Пакистане называют сватийцами. Они такие же таджики, как таджики в Афганистане, Иране и Центральной Азии. Мы считаем, что в отличие от некоторых народов региона таджики не разделяются на племена. Они во всех краях света представляют единую историю, культуру, литературу и язык.

- Кто и когда предложил создать эту организацию и в чем вы видите её необходимость для Пакистана?

- Первоначальные усилия по возрождению этнической идентичности «свати» восходят к нескольким лидерам и старейшинам Дирского района провинции Хайбер-Пахтунхва Пакистана. В 1986 году Ходжи Заррин Свати и Ширин Хан Свати, два старейшины таджиков Свата, создали организацию под названием «Танзим барои тахаффузи хукуки инсони своти», или Организация по защите прав сватийцев. К сожалению, их деятельность не приносила плодов и оставалась замороженной много лет до прошлого года. Однако статья Арифа Хасана Ахундзада «Потерянные таджики Пакистана», опубликованная в августе прошлого года, способствовала феноменальному возрождению интереса среди нашего народа. Полагаю, время пришло!

- Зарегистрирована ли организация официально?

- Да, конечно. «Свати Кавм Танзим» была зарегистрирована 25 октября 2017 года в Министерстве социального обеспечения Пакистана на основании Закона об обществах и организациях (1860).

swati 1

- Есть ли у организации Устав и Программа?

- Да, есть, и мы работаем по ним. В течение последних 3 месяцев мы открыли несколько представительств в Пакистане и за его пределами. Наши офисы открыты в районах Дир, Мансехре и по всей долине Сват, а также в городе Мардан провинции Хайбер-Пахтунхва. На днях мы открыли свое представительство в городе Равалпинди провинции Пенджаб. Также открыли главный офис в Исламабаде. В самом начале были открыты офисы в Эр-Рияде (Саудовская Аравия), Бостоне (США) и Лондоне (Великобритания).

- А зачем вам офисы в этих далеких странах?

- Чтобы создать международное общественное мнение и привлечь международное внимание.

- Можно ли назвать «Свати Кавм Танзим» политической организацией или партией таджиков Пакистана?

- Нет. В данный момент мы продвигаем нашу организацию как «хадамате мардумане таджикане Покистон» - служба таджикскому народу Пакистана. Её цели и задачи пока не совпадают с целями и задачами политической партии, а присущи просто организации, которая пропагандирует идентичность и возрождение таджикской общины Пакистана.

Были предложения о создании партии, но в данный момент мы думаем, что к этому не готовы. Пока мы займемся продвижением программ нашей этнической идентичности. Но мы стремимся к общему политическому, этническому и культурному развитию сватийских таджиков Пакистана. Потом её можно было бы расширить, включив дехварскую таджикскую общину, проживающую в Белуджистане.

- Вы уже поговорили с дехварскими таджиками?

- Да, конечно. Мы ведем с ними неформальные переговоры на разных уровнях. Они принадлежат к самым влиятельным слоям белуджистанского общества. Они богатые коммерсанты, но не очень организованные таджики. Но все они знают и гордятся тем, что они таджики. Это самое главное. Их главный лидер - мой коллега доктор Тарик Хан. Другой лидер - Мир Курбан Таджикзаде. С ними мы ведем переговоры.

- Так чем именно вы хотите заниматься?

- Самыми простыми и прозрачными вещами. Всем тем, что считаем нужным для возрождения таджиков Свата. На первом плане - образование. Мы хотим создать "хаузе милли" – национальные школы, где можно будет преподавать историю, культуру и литературу таджиков.

- На каком языке говорят таджики Свата?

- Сватийцы живут в разных этнических зонах Пакистана. В Свате и его окрестностях, включая Пешаварскую долину, сватийцы/таджики говорят на пушту, но в Хазаре, через реку Синд, около 40% говорят на хиндко, другой вид пенджабского языка, а также пушту.

swati 2

- То есть сватийцы таджикско-персидского языка не знают?

- Да, абсолютное большинство из них. Поэтому на уровне молодежной организации «Рустамдар» мы намерены содействовать изучению нашего родного языка. У нас есть учителя; если понадобится, пригласим их и из соседних стран.

- “Рустамдар” - что это такое? Связано ли это название с именем легендарного Рустама?

- Да, молодежное крыло названо в честь легендарного героя Рустама, сына Зала и отца Сухроба из «Шахнаме»... Цель организации - способствовать физической подготовке, развитию дисциплины, хорошего поведения и знаний среди таджикской молодежи в Пакистане.

Рустамдар - это своего рода бойскауты или пионеры, комсомольцы времен Коммунистической партии Советского Союза. Они будут заниматься своим физическим и духовным совершенствованием, но только по-таджикски. Мы, старшие, хотим своих детей воспитать теми, кем они должны быть. А именно: таджиками, которых история и мир знают как людей науки, литературы, дисциплины, интеллигентами и образцом порядочности.

- А что хочет молодежь Свата, или коренные таджики Пакистана, и что они думают о своем будущем?

- Они свое будущее связывают с Пакистаном и хотят быть его лучшими гражданами посредством лучшего образования.

- Если таджики Пакистана наряду с пуштунами и другими народностями страны говорят на пушту, хиндко и других языках, то чем отличаются они от других? Я имею в виду их образ жизни, мышление и культуру.

- В принципе, сватийцы - пакистанцы, как и все остальные. Но у них есть собственная уникальная идентичность – свати! Сватийцы – таджики, а не пуштуны. Мы считаем себя частью многонационального Пакистана. Любим свою родину и будем служить ей. Но мы хотим, чтобы нас признали такими, какими мы были и есть на самом деле. За нами богатая история, культура и литература, чего не хватает многим народностям. У сватийцев есть свой «ахлок» - поведение и образ жизни, и они чрезвычайно гордятся своими корнями.

- Чем отличаются таджики Свата от других таджиков, например Центральной Азии  и Афганистана, которые мигрировали в Пакистан и обрели тут родину?

- Это хороший вопрос и очень интересная история! Таджики являются одной из старейших коренных общин региона. Шалмани были из доминирующей общины «дехкан», и у них есть ясная история. Некоторые историки утверждают, что корни таджиков-шалмани уходят в Сирию и Курдистан. Недавно это было генетически доказано независимым исследованием международных исследователей и ученых. В те дни эта область (Ассирия) считалась западным рубежом Персидской империи. И миграция таджиков-шалмани в район Пешавара (Гандхара) произошла до появления империи Ахеменидов, если не раньше. Таджикская аристократия - дехканы - происходит от Кира Великого.

Гибари, или Габари - это царский клан шалмани. Позже, в эпоху раннего ислама, они основали свое королевство. Гибарийцы также стали известны как «сватийцы» (от арабского «сувад», что означало плодородные земли вблизи берегов рек). В районе Гандхары было много таких рек и богатых населенных пунктов, и постепенно термин Сувад (или позже Сват) стал применяться только к той долине, которая стала резиденцией правительства султанов Гибари. И ее жители были известны как сватийцы. Но шалмани-таджики, где бы они ни жили, имеют право называться «свати».

- Как вы можете описать географию “Свати кавм”, или “таджиков Свата”?

- Таджики Свата - все те шалмани, которые жили в этом районе, когда-то известном как Королевство Сват/Гибар. Оно простиралось от Кабула и Каписи на западе до реки Джелум и Кашмира на востоке. Но сейчас оно наиболее выражено сватийскими сообществами таких районов, как Мансехра и Баттаграм.

- Возможно ли определить численность таджиков Свата? Хотя бы примерно.

- Сватийцы – многочисленный народ. Их примерно около 800 000 человек. Но пуштунизированные таджики в других местах и окрестностях, которые, возможно, не знают о своей фактической этнической принадлежности, могут составлять до 3-4 миллионов. Это приблизительные цифры. Никакой переписи населения не проводилось, и нет также признанной этнической категории «таджик» в Пакистане. Сватийцев причисляют к пуштунам.

- Кто вам помогает?

- Нас финансируют и нам помогают сами сватийцы. Каждый из них хочет внести позитивный вклад в общее дело.

- Есть ли успехи в вашей работе?

- Как я уже говорил, мы возобновили работу только в прошлом году. Прошло около шести месяцев с тех пор, но за этот короткий промежуток прогресс и энтузиазм были феноменальными. Наша организации и ее офисы растут на всех уровнях, люди организуются сами и обращаются к руководству. Это действительно сверх того, что мы ожидали! Мы хотим утвердить себя как таджики-сватийцы Пакистана. Хотим исправить ошибки истории, которая лишила нас нашей идентичности.

- Как принял вас народ?

- Они знают, что мы искренни в деле возрождения их идентичности. В последние месяцы я очень много путешествую по делам организации и вижу пламя надежды, доверия и мечты в глазах своего народа. Это меня вдохновляет.

- На сегодняшний день сколько членов собрала ваша организация?

- У нас уже несколько тысяч членов. Мы еще не начали формальную регистрацию. В некоторых областях мы уже начинаем раздавать членские билеты.

ДОСЬЕ «АП»:

Доктор Нур Хабиб Свати родился 10 июня 1978 года в селе Хал Дирского района. Окончил школу в родном селе и поступил  в правительственный колледж Тимергара в городе Дир. По профессии - стоматолог. С детства занимался социальной и общинной работой. Является членом правительственной комиссии по борьбе с талибами Амана Джирга Дирского района провинции Хайбер-Пахтунхва. Сочиняет стихи под псевдонимом Ноз.

swati 3

Фахриддин Холбек

Фото предоставлены журналистом

Источник

Добавить комментарий

Защитный код