Способна ли Ассамблея народа Казахстана к перезагрузке

Обострение межнациональных отношений в Казахстане, которое после кордайской трагедии уже бессмысленно замалчивать, требует кардинального изменения политики государства в этой сфере, пишет QMonitor.kz.

И, как считают эксперты, серьезную ответственность за новый курс, будучи консультативно-совещательным органом, должна взять на себя Ассамблея народа Казахстана. Причем готовность трансформироваться, превратиться из больше показушной структуры в реально работающую она должна продемонстрировать уже на ближайшей своей сессии, которая состоится совсем скоро, 28 апреля. О том, каких решений ждут от АНК и государства граждане, мы беседуем с руководителем Информационно-аналитического центра «Институт Евразийской политики», председателем Республиканского славянского движения «Лад» Максимом Крамаренко.

- Максим Борисович, как вы оцениваете динамику межэтнических отношений в стране?

- Основная тема двадцать девятой сессии АНК «30 лет единства, мира и согласия» во многом соответствует нашей реальности. Действительно, за прошедшие годы самостоятельного и свободного плавания Казахстану удалось избежать каких-либо крупных конфликтов на межэтническом и межконфессиональном уровне. В этом большую роль, конечно же, сыграла советская «закваска» интернационализма. И хотя СССР прекратил свое существование еще в 1991 году, многие из нас все это время как бы по инерции жили установками советского мировоззрения, которое глубоко засело в нас.

Это произошло благодаря ряду факторов: общая трагедия, случившаяся с нами 80 лет назад, когда гитлеровская Германия начала войну, и общая Победа над ней; освоение целинных земель с развитием в Казахстане социальной инфраструктуры, которую строили представители народов большой советской страны; наш научно-технический триумф, состоявшийся 60 лет назад, когда первый человек полетел в космос с казахстанской земли, и многие другие победы советских людей, подпитывавшие дружбу народов. Но этот ресурс сейчас заканчивается. За прошедшие 30 лет выросло уже целое поколение казахстанцев, не знающих, что такое советская действительность с ее этнонациональной политикой, с той самой дружбой народов, с политикой поддержки и продвижения национальных меньшинств.

maksim kramarenko 3

- И чем, по-вашему, заполняется этот вакуум?

- С ликвидацией СССР республика взяла курс на построение государства-нации по западноевропейскому образцу, декларируя, что эта форма этнополитического устройства является образцом демократии. Одним из институтов такого принципа государственного строительства стала Ассамблея народа Казахстана, цели которой прописаны в законе, регламентирующем ее деятельность. Это обеспечение общественного согласия и общенационального единства на основе казахстанского патриотизма, гражданской и духовно-культурной общности этносов при консолидирующей роли казахского народа.

При этом все вопросы обеспечения интересов национальных меньшинств, диаспор, проживающих в республике, были решены просто. Их отменили, не прописав эти правовые понятия в законодательстве. Логика такого политического решения проста – раз в законе отсутствует соответствующее правовое понятие, то, значит, в Казахстане нет национальных меньшинств и диаспор. Хотя эти понятия указаны в ряде международных актов, которые наша республика признает, являясь членом международного сообщества.

Вот здесь, как мне кажется, мы начали натыкаться на подводные камни, которые сами и расставили. В итоге вместо справедливого правового подхода этот вопрос ушел на уровень «кухонной политологии», где пока еще можно безопасно обсуждать этнополитику, реализуемую у нас в стране. Но именно там может вызреть «благодатная почва» для недовольства, что способно привести к событиям, сходным с кордайской трагедией.

- О каких «подводных камнях» идет речь?

- Устами руководителей этнокультурных объединений, которые неформально встроены в идеологический механизм АНК, нам внушают, что в передовых западных обществах не принято называть себя представителем какого-то нетитульного народа или этнической группы. Расхожей стала ссылка, например, на Францию, где, дескать, все называют себя французами, иногда добавляя к этому, что они испанского или русского происхождения. Это якобы и есть отличительный признак передового западного государства-нации. Хотя уже сам по себе пример с Францией на поверку оказывается, мягко говоря, неубедительным. В этой стране до сих пор встречаются граждане, которые называют себя, скажем, бретонцами, требуют защиты и развития своего языка, а также не прочь получить какую-то форму политического обособления.

Кроме того, никто не берет в расчет предупреждение Арнольда Джозефа Тойнби об опасности механического переноса политических институтов из одних обществ в другие. В своей работе «Мир и Запад» он как раз обращал внимание на то, что насаждение такого политического института, как государство-нация, получившего распространение в Западной Европе, является взрывоопасным для Восточной Европы и тем более для Азии. Его мнение основывалось на том, что в Западной Европе языковая карта напоминает лоскутное одеяло, и границы языков практически идентичны сложившимся там государствам. Или, по крайней мере, «люди, говорящие на одном языке, в большинстве случаев живут компактными сообществами на одной компактной же территории, где достаточно четкие лингвистические границы отделяют одно сообщество от другого».

Но в других частях света дела обстоят совершенно иначе. Языковая карта там напоминает «переливающееся шелковое покрывало», так как «люди, говорящие на разных языках, не разделены так четко… они перемешаны географически, как бы чередуясь домами на одной улице одних и тех же городов и деревень». Поэтому, по мнению ученого, насаждение такого института, как «государство-нация», за пределами западноевропейских государств ведет к смуте и опустошению.

- Какими последствиями чреват такой подход для Казахстана?

- Часто на тех же сессиях АНК и других мероприятиях, становящихся информационным поводом для государственной пропаганды, звучит тезис о том, что в Казахстане есть только один народ. Но если мы обратимся к закону об АНК, то увидим, что у нас живут все-таки два народа. По крайней мере, именно такой вывод напрашивается после его прочтения, поскольку в нем встречается фраза «народ Казахстана», но при этом там же употребляется словосочетание «казахский народ». И это не равнозначные, не заменяющие друг друга понятия. Так все-таки мы один народ или нет?! И не приведет ли такой подход к ассимиляции?

Есть еще, правда, словосочетание «этносы Казахстана». Но, может, правильнее стремиться к построению казахстанской политической нации, состоящей из представителей разных народов, которые связали свою судьбу с нашей республикой? Ведь как-то некрасиво называться этносом, зная, что за пределами республики есть русский, татарский, армянский и другие народы.

Странным выглядит и тезис об отсутствии в Казахстане каких-либо диаспор, хотя при этом в законе об АНК говорится, что она занимается развитием связей с казахской диаспорой за рубежом. А как же принцип паритета в двусторонних отношениях с другими странами? Получается, что, к примеру, Украине отказано в праве иметь у нас свою диаспору. По крайней мере, мы ее не признаем на законодательном уровне, ведь украинцы - один из этносов народа Казахстана. Но зато там, в Украине, у нас есть казахская диаспора, которую мы будем поддерживать.

Между тем, признание диаспор других государств, как и их интересов, может способствовать привлечению инвестиций из «материнских» стран. Ведь человек, знающий, что его интересы защищены законом, будет стремиться к достижению своих личных благ, а это непосредственно и положительно скажется и на общих благах такого общества. Почему бы из представителей таких диаспор не создать общественно-консультативный орган при МИД РК, что обеспечило бы создание дополнительных коммуникаций между государствами исхода и проживания?

Было бы неплохо обсуждать такие темы на площадках АНК и выстраивать более широкий диалог с населением. Ведь наша власть пока мало знает о том, что обсуждают в ходе политических дискуссий «на кухнях», и это становится «благодатной почвой» для влияния извне.

КОММЕНТАРИИ В ТЕМУ

Ядикар Ганиев, гражданский активист:

- Статьей 1 Закона «Об Ассамблее народа Казахстана» определен правовой статус этой организации как учреждения без образования юридического лица, способствующего разработке и реализации государственной политики по обеспечению общественного согласия и общенационального единства. Одним словом, это общественная организация. Отсюда и круг полномочий, и возможности АНК. К тому же все национальные культурные центры, согласно этому закону, являются этнокультурными объединениями ассамблеи. А потому неудивительно, что все проводимые ими мероприятия носят больше развлекательный характер. Значит, для того, чтобы ожидать от очередной сессии АНК каких-то существенных решений по межнациональным вопросам, необходимо изменить правовой статус и расширять полномочия входящих в нее национальных культурных объединений...

К тому же АНК была создана как витрина благополучия в сфере межэтнических отношений. Видимо, прежде всего, для замыливания глаз мировой общественности и международных институтов. Ведь обязательства, которые должно нести государство в этой сфере, гораздо более обширны. Достаточно пробежаться по тексту Декларации ООН о правах коренных народов, и мы увидим, что сущность построения государственной политики межнационального согласия подменена вывеской АНК.

Что касается решения конкретных вопросов, которые могут и должны стоять на повестке дня, то, например, до сих пор широкой общественности неизвестно, какое наказание понесли участники дунганских погромов, выплачены ли компенсации пострадавшим... Иначе говоря, совершило ли государство акт справедливости? Впрочем, уверен, что никто не осмелится поднять эти вопросы. Мы знаем о множестве случаев межнациональных конфликтов, но власти предпочитают списывать их на хулиганские проявления. Фактически в нашей стране происходит замалчивание межнациональных и социальных проблем.  

Ожидать от нынешнего руководства АНК чего-то большего, кроме как проведения сессии в духе показательно-развлекательного мероприятия, к сожалению, не приходится.

Куат Кунболатов, член президиума политсовета Общенациональной социал-демократической партии:

- АНК - структура, которая призвана обеспечивать стабильность в сфере межэтнических отношений. Но, на мой взгляд, до этого она пока еще не доросла. Скорее, это очередная прослойка между властью и обществом, которая, как и все другие прослойки, занимается в основном тем, что осваивает выделенные ей государственные средства, создавая видимость работы... На такие выводы наталкивает случившийся год назад конфликт в Кордайском районе.

Давайте поразмышляем. Все знают о широте души казахов, поэтому не ошибусь, если скажу, что это одна из самых толерантных наций в мире. Ведь из истории известно много случаев, когда казахи в прямом смысле слова спасали от голодной смерти представителей депортированных народов, делясь с ними последним куском хлеба и кровом. Отсюда следует, что им не присущ нацизм как таковой.

Вернемся к событиям в Кордайском районе. В чем основная причина конфликта? Считаю, дело тут вовсе не в ненависти к определенной этнической группе, а в отсутствии законности и справедливости! Я бы рекомендовал АНК, раз уж она призвана сохранять стабильность в стране, проводить меньше концертов в рамках своих сессий (по крайней мере, сейчас это неуместно) и больше способствовать повышению степени прозрачности в деятельности местных исполнительных и правоохранительных органов. Особенно там, где наиболее компактно проживают  национальные меньшинства. Если на местах будут прозрачность и особый контроль со стороны столицы, то появится и законность, а она, в свою очередь, сотрет подавляющее большинство шероховатостей в отношениях между этническими группами.

Сауле Исабаева
Просмотров: 52