«Видел систему с разных позиций»

Новый министр образования и науки публики Казахстан Асхат Аймагамбетов дал первое большое интервью Tengrinews.kz.

Он поделился мнением, почему нельзя просто скопировать образовательную систему другой страны, рассказал, как относится к блату, сколько получает министр и в какой школе учится его сын.

Глава МОН также ответил на вопрос, есть ли у него высокопоставленные родственники, и назвал мифом убеждения, что советская школа лучше подошла бы современному Казахстану.

- Судя по соцсетям, от вашего назначения большие ожидания: что вы решите все проблемы в нашем образовании, которое все критикуют.

Это все хорошо, однако эти высокие ожидания могут сыграть злую шутку. Кто-то считает, что новый министр пришел и изменит все, что было до него, и вернет все к советской системе. Кто-то наоборот: оставит без изменения новую систему, обновленную программу и ничего не будет менять. Каждый, как вы выразились, имеет разные ожидания...

Когда я только был назначен на эту должность, я встретился со всеми экспертами. С теми, кто критиковал Министерство образования, и с теми, кто поддерживал. Мне понятны их позиции. Очень полярные мнения и зачастую предельно противоречивые. Часть считает, что срочно надо внедрять передовые программы таких стран, как Финляндия, другие предлагают вернуться к программам 1980 года. Тем не менее могу сказать, что больших встрясок, изменений не будет. Когда приходит новый министр и говорит: "Все было неправильно до меня, давайте все заново пересмотрим и будем внедрять", это не совсем та политика, которой надо придерживаться. Я не собираюсь этого делать.

Преемственность будет, она должна быть. Но при этом я человек, который проработал в образовании и видел систему с разных позиций: и в районе, в области... Как министру, благодаря этому мне проще принимать те или иные решения. Многие проблемные вопросы, которые ставит общество, для их решения большие реформы не нужны. Революцию вершить нет необходимости. Самая болезненная реформа уже проведена, и теперь можно поэтапно снять большинство проблем относительно безболезненно.

- В Сети часто пишут, что наши школы и вузы выпускают малограмотных людей, потребителей, а в советское время такого не было.

Вы думаете, что в советской школе выпускали всех умных? Посмотрите, среди тех, кто обучался в советской школе тоже разные люди. И те, кто хорошо образован, и есть те, кто окончил советскую школу, но не стал успешным. Это миф, что раньше все было хорошо: школы выпускали идеальных выпускников, а двоечников не было. Говорить, что сегодняшнее образование очень плохое - неправильно. Есть недостатки. Мы это признаем. Но есть и достижения, давайте это помнить. Вот посмотрите на наших школьников. Сегодняшние дети совершенно другие. Я бы не сказал, что сегодняшние школьники чем-то хуже. Они другие. 

- Какие другие? Родители школьников говорят, что детей замучили постоянными нововведениями.

Дети сейчас другие. Они мобильнее, находчивее. Функционально грамотнее. Задача реформ, которые проведены, была в том, чтобы научить ребенка не только тому, чтобы знать, где находится та или иная страна или ту или иную информацию. Сегодня мы эту информацию можем и в Интернете получить или в энциклопедии. Важно научить ребенка анализировать, думать, применять знания, критически мыслить, работать в команде. Эти навыки важны. Но это не значит, что знания не нужны. Без совокупности определенных знаний невозможно идти дальше, это фундамент. Мы говорим, что важны и знания, и плюс к этому нужны соответствующие навыки и компетенция.

Есть международные исследования PISA (программа по оценке образовательных достижений учащихся) и TIMSS (исследование качества школьного математического и естественнонаучного образования). По TIMSS наши дети занимают 7-9-е места в мире. TIMSS оценивает академические знания - насколько мы что-то знаем. В то же время PISA показывает, как мы это применяем, как умеем анализировать. К сожалению, в этом рейтинге мы в четвертом десятке стран. Вопросы критического мышления у нас, к сожалению, хромают. А современное развитие технологий в мире требует совершенно иных навыков. Очень быстро меняются профессии.

- Не успеваете готовить специалистов?

Если мы раньше готовили конкретных специалистов и знали, что будет нужно в будущем, сейчас время неопределенности и стремительных изменений. Мы не знаем, какие профессии будут актуальны через 10 лет. А детям надо давать такие навыки, чтобы они могли учиться и в течение всей жизни. Чтобы могли переучиваться, пользоваться технологиями, ориентироваться в этом сложном мире. Та система, которая была, к сожалению, не отвечает этим требованиям. Я говорю о советской системе образования. Она, безусловно, была для своего времени одной из самых лучших. Но сегодняшнее время требует изменений и другого набора компетенций. И до сих пор некоторые элементы остаются. Никто не говорит, что мы все разрушили и создали с нуля новую систему. Многие вещи традиционно остались.

- У вас есть сын. В какой школе он учится?

В обычной государственной казахской школе, в четвертом классе.

- Успеваете с ним заниматься, проверять домашнее здание?

Да, кроме того, я всегда смотрю его оценки, сам расписываюсь в дневнике, интересуюсь тем, как он учится, с ним играю, разговариваю. Это очень важно, тем более для мальчика, беседовать с отцом. Мы определили его траекторию: кем он хочет стать, какие навыки он должен развивать. Вместе согласовали. Он согласился, ему это интересно. Он хорошо учится, очень переживает, если получает не совсем те результаты, которые хочет. Его все интересует, если телевизор смотрит, то совсем недолго. Уже в первом классе сын говорил, что он единственный в классе, у кого нет телефона. Сейчас мы ему купили кнопочный телефон. Я понимаю, что, как любому ребенку, ему хочется поиграть в игры в смартфоне, видео посмотреть. Навыки пользования гаджетами важны. Он должен уметь пользоваться тем же YouTube, Google, искать информацию, открывать какие-то страницы. У сына есть специально отведенное время, когда он может пользоваться смартфоном.

- Стандарты какой страны вы бы переняли и внедрили в нашу систему образования?

Копирование образовательной системы какой-то страны не всегда бывает продуктивным и необходимым. Просто скопировать образовательную систему Финляндии или Сингапура и привнести это в Казахстан с его особенностями, ментальными, языковыми, культурными и политическими, нереально. Нужно просто брать лучшие практики, адаптировать под условия нашей страны. Лучшие практики мы берем, многие вещи взяты и из опыта Финляндии, Сингапура, кембриджского опыта, и адаптированно реализуем здесь. Многие вещи мы должны черпать из отечественной системы, например, великий методолог и педагог Ахмет Байтурсынов и его методология по Әліппе.

- Бесплатное образование возможно в Казахстане?

Среднее образование у нас бесплатное. Мы не должны говорить, что должны быть только госшколы. Частный сектор должен работать. У нас есть частные детсады, школы, вузы. Я считаю, что это не есть плохо.

- Но не все могут поступить в вуз бесплатно.

А надо ли, чтобы все получали высшее образование? Я не считаю, что все, кому надо или не надо, должны идти в вуз, лишь бы получить диплом о высшем образовании. Гораздо важнее сегодня получить рабочие квалификации. Потом выйти на рынок поработать, подготовиться и затем уже поступать в вуз. Может, кто-то должен получить средне-специальное образование?

Нас сегодня сильно критикуют. В этом году на получение гранта в вуз по заявкам на одно место 1,1 человека. По некоторым специальностям только один человек на одно место. Сегодня нас, наоборот, критикуют за то, что мы вместо того, чтобы развивать и делать акцент на техническое и профессиональное образование, дали чересчур много грантов для высшего образования. Никто не говорит, что высшее образование не нужно, давайте пойдем в колледжи и так далее. Понимаете, не всем необходимо получение высшего образования. У нас сегодня есть колледжи, например APEC PetroTechnic. Туда приходят обучаться те, у кого есть одно или два высших образования.

- Назовите минимальную зарплату учителя?

70 тысяч тенге у начинающего учителя. Есть как минимум семь надбавок. Если у него есть классное руководство, то у него одна зарплата. Есть надбавки за обновленное содержание. Если учитель начальных классов проверяет тетради, то у него есть надбавка. Если работает на селе, у него есть 25 процентов коэффициента. Но в среднем минимально учитель получает 70 тысяч тенге. Это маленькая зарплата. В среднем по стране, по данным Комитета по статистике, средняя зарплата учителя составляет 107 тысяч тенге. Это абсолютно недостаточно.

- Министр образования и науки может сказать руководству страны: "Поднимите учителям зарплату"?

Министр образования и науки не может своим приказом поднять зарплату. Заработные платы регламентируются постановлением правительства. Эти средства должны быть в бюджете. Мы понимаем, что государственных обязательств и кроме образования много. Это большая кропотливая работа - согласование и принятие тех или иных решений на уровне правительства и руководства страны. Мы очень благодарны Президенту Касым-Жомарту Токаеву за то, что он принял на августовском совещании решение и дал задание правительству, чтобы в следующие четыре года зарплата педагога увеличилась не менее чем в два раза. Теперь по данному поручению эти средства уже предусмотрены в бюджете, соответственно, мы будем менять нормативные правовые документы и приказы. Мы чувствуем очень большую поддержку Главы государства, и это накладывает еще большую ответственность на систему образования.

- А какая у вас зарплата?

У меня около 915 тысяч тенге. Это зависит от стажа и других составляющих.

- Ранее глава Антикоррупционной службы назвал вас "заряженным на чистоту и честность". Вы готовы подать в отставку за коррупцию подчиненных?

Здесь ответ очень простой. Есть поручение Главы государства, есть законопроект, который в настоящее время на стадии обсуждения. Этот вопрос, который даже не стоит обсуждать. Если этот закон будет принят, госслужащий его обязан только исполнять. Поэтому я даже не хочу обсуждать это. Мы будем только исполнять.

- Еще говорят, что высокая должность у нас в стране обеспечивается наличием высокопоставленных родственников. Не слышали о себе подобное?

Я достаточно рано начал свою политическую деятельность. В 21 год я стал депутатом маслихата. Беспартийный, по одномандатному округу, где было 11 кандидатов. У нас в области все видели, как я рос, развивался. Ни у кого не возникало вопроса, почему я стал заместителем акима или руководителем управления. Все видели мой карьерный путь. Я из обычной семьи, как говорят, из рабочей. У нас многодетная семья. Одна сестра врач, еще две сестры - они педагоги, не директора школ. Два брата работают в сфере образования и тоже занимают абсолютно рядовые специальности. Когда мой отец умер, это были трудные времена, конец 80-х годов. Мама одна нас воспитала. Я не помню, чтобы она жаловалась на жизнь, куда-то ходила и что-то просила, как многодетная мать. Мы привыкли не просить никого ни о чем, надеяться только на себя. Я ей очень благодарен и считаю настоящим героем.

askhat aymagambetov

Источник

Добавить комментарий

Защитный код