Катарсис евразийского рынка труда

Одной из приоритетных задач формирования единого экономического пространства ЕАЭС является обеспечение четырех основных свобод, а именно свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы, пишет ЦГИ "Берлек-Единство".

В то же время, абсолютное безбарьерное перераспределение товаров и факторов производства недостижимо. Любое интеграционное объединение лавирует между необходимость либерализации трансграничных режимов и естественным протекционизмом стран-субъектов.

То же самое наблюдается и в Евразийском экономическом союзе. Нельзя в одночасье снять все экономические барьеры и открыть границы. Процессы интеграции растягиваются на десятилетия. Унификация и координация отраслевых рынков достаточно трудоёмки и требуют ресурсных затрат государств объединения.  Прежде всего именно этим объясняются препоны либерализации таможенных режимов, а также то и дело вспыхивающие торговые противоречия евразийцев. Однако в обозначенной системе «четырех основных свобод» есть элемент, степень развития которого ощутимо выделяется уже сегодня.

Речь идёт о рынке труда Евразийского экономического союза.  Переход на новую качественную ступень интеграционного проекта в 2015 г. сам по себе стал серьезным катализатором формирования единого рынка рабочей силы. Договор об образовании ЕАЭС установил его основные принципы, среди которых право на трудоустройство граждан стран-участниц без учета ограничений по защите внутреннего рынка, признание документов об образовании, отмену ряда разрешительных документов и т.д.

Первая евразийская пятилетка

Главным реципиентом рабочей силы на постсоветском пространстве является Российская Федерация. В некоторой степени справедливо утверждать, что во многом на России, как на принимающей стороне, лежат задачи формирования позитивной миграционно-трудовой среды. От этого зависит качество миграции, минимизация её доли в теневом секторе, а значит и доходы бюджета страны.

Прошедшие 5 лет Москва под патронатом ЕЭК последовательно проводила либерализацию миграционной политики в отношении стран ЕАЭС. (к слову, соизмеримые меры принимались и Казахстаном). Не последнюю роль сыграли изменения правил пребывания и трудоустройства для мигрантов из государств Евразийского экономического союза. Сегодня трудовые мигранты ЕАЭС имеют права на медицинское обслуживание и использование других социальных льгот наравне с гражданами страны пребывания.

С другой стороны, гармонизация законодательства в части трудового права и миграционной политики – это уже общие цели всех государств-участников ЕАЭС. И именно сфера администрирования трудоустройства, а также социального, в том числе пенсионного, обеспечения в режиме Евразийского союза пока хромает.

Справка: С учетом кризисных факторов 2014 года объемы денежных переводов из России в другие страны Евразийского союза просели. Однако уже в 2017 г. эти показатели достигли докризисного уровня. По данным ЕЭК, в 2014 г. общий объем денежных переводов из России в остальные государства ЕАЭС составлял $4567 млн. Последующие два года характеризовались снижением показателя до $3068 млн. в 2015 г., и относительно незначительным ростом до $3276 млн. в 2016 г. соответственно. В 2017-2018 гг. объем денежных переводов из России в страны ЕАЭС превысил докризисные значения.

Иными словами, трудовой рынок ЕАЭС – это именно та сфера объединения, которая получила один из сильнейших импульсов развития с 2015 г., даже несмотря на политические и экономические противоречия этого периода. С другой стороны, политика евразийских государств в сфере регулирования трудового рынка, конечно, неидеальна. Введенные льготы и единые условия трудоустройства далеко не всегда применяются работодателями. Всё еще существуют ограничения и лимиты денежных переводов в принимающих странах. Да и унифицированные социальные льготы, распространяемые на трудовых мигрантов, не так легко получить. Однако наибольший удар по координации рынка труда ЕАЭС нанесли события 2020 года.

Не ЕАЭС единым

  

Масштабы незащищенности трудовых мигрантов обнажил текущий кризис. Де-юре трудовые мигранты из Кыргызстана и Армении, при условии официального трудоустройства, имеют право на ряд социальных льгот наравне с российскими гражданами. Де-факто, многие работодатели пытаются оптимизировать собственные расходы, и не оформляют трудовые отношения с мигрантами должным образом. В своё время это вынудило российские власти ужесточить законодательство в части ответственность мигрантов и работодателей за незаконное трудоустройство иностранных граждан. Однако подобные меры панацеей не стали.

В результате сегодня наиболее уязвимы именно те трудовые мигранты, чья деятельность не была закреплена в правовом поле. На протяжении последнего месяца многие граждане стран ЕАЭС, потерявшие источники дохода, не могли вернуться на родину в условиях закрытых границ. Проблему по большей части удалось разрешить только совместными усилиями властей государств Евразийского союза, при подключении соответствующих посольств и большого числа волонтеров.

При этом, мигранты из стран Центральной Азии, не входящих в интеграционное объединение, еще больше подвержены социальным рискам. Граждане Таджикистана и Узбекистана также сталкиваются с проблемами выезда. В свою очередь те люди, которые решили остаться в России вдобавок вынуждены решать проблемы с получением или оплатой патента. На днях в СМИ появились сообщения о возможном смягчении миграционных режимов – российские власти предлагают отменить необходимость выезда за границу для продления патента. Ранее срок пребывания для трудовых мигрантов на территории России был увеличен до 180 дней. Эти меры своевременны, однако ещё большие надежды вызывает возможность автоматической пролонгации действия трудовых патентов. Это в какой-то степени облегчит материальное положение мигрантов, позволит им перестроиться под кризисные условия. Возможно, люди смогут найти новую работу, перейти из пострадавших отраслей в более востребованные в нынешнее время.

Никто не берется предсказать в каком состоянии общий рынок труда евразийцев и всего постсоветского пространства подойдёт к концу этого года. В условиях кризиса сокращение числа рабочих мест и рост безработицы практически неизбежны. Для России это дополнительно замедляет процессы замещения внутренних трудовых резервов. Иными словами, на фоне общего роста безработицы в российскую экономику станет труднее привлекать иностранные трудовые ресурсы.

Усугубляет ситуацию и тот факт, что снижение темпов роста экономики, её стагнация/рецессия присущи всем постсоветским государствам. Это сопровождается естественными для таких условий социально-экономическими проблемами. Трудовые мигранты, оставшиеся без работы, столкнутся необходимостью поиска новых источников дохода. При этом трудоустроиться в новых реалиях станет на порядок сложнее как в принимающих государствах, так и у себя на родине.

В связи с этим странам-участницам ЕАЭС и СНГ предстоит не только решать собственные локальные экономические проблемы, но и координировать деятельность по оздоровлению пострадавших отраслей межгосударственного сотрудничества. К ним несомненно относится и евразийский рынок труда. Важно выстроить барьеры интенсивному снижению объемов трудовой миграции, нивелировать её теневую составляющую и не допустить криминализации групп риска (в данном случае потерявших работу трудовых мигрантов). За счет каких резервов реализовать эти меры – вопрос всё ещё открытый.

Алексей Чекрыжов

Источник

Просмотров: 913