Может ли ЕАЭС отказаться от доллара в условиях пандемии?

Дальнейшая интеграция государств-членов ЕАЭС практически неизбежна, но её интенсивность зависит не только от институционально-волевых импульсов игроков, но и от внешних объективных факторов, с которыми необходимо считаться, пишет ЦГИ "Берлек-Единство".

Если до февраля-марта 2020 года основным вызовом евразийской экономической интеграции были санкции Запада в отношении отдельных государств и производителей, имеющие явно выраженный мультипликативный эффект для состояния всего общего рынка ЕАЭС, то текущая повестка заметно расширилась новыми рисками.

Теперь к важным факторам, влияющим на адаптацию и развитие экономик стран ЕАЭС, добавились падение цен на нефть, надвигающаяся мировая экономическая стагнация, и, наконец, пандемия коронавируса.

В целом можно согласится с пессимистическими прогнозами российских и зарубежных экспертов о том, что текущая ситуация скорее негативно влияет на ЕАЭС, а сложная эпидемиологическая обстановка в мире заставляет применять строжайшие меры:  закрытие границ (Россия), введение чрезвычайного положения (Казахстан, Армения), изоляция (Кыргызстан, Белоруссия), отмена или перенос праздничных (памятных) мероприятий. Неопределённость завершения пандемии по времени, безусловно, приводит к усилению ограничительных мер и приведению ЕАЭС к состоянию «боевой готовности».

В тоже время не стоит забывать, что в подобных сложных условиях оказались и другие интеграционные объединения (ЕС, БРИКС), «страны-локомотивы» мировой экономики (США, Китай). И некоторые игроки по сей день, находясь под воздействием общемировых тенденций, пытаются запускать процессы региональной интеграции, направленные на углубление взаимосвязей национальных экономик.

Что делать в такой ситуации ЕАЭС? Как превратить свой антикризисный потенциал в конкурентное международное преимущество?

Эти вопросы серьёзно тревожат экспертов и управленцев Евразийского союза.  Так 10 апреля 2020 года состоялось очередное заседание премьер-министров пяти государств ЕАЭС в формате видеоконференции. Главы правительств рассказали, какие проблемы приходится решать в условиях пандемии. В ходе обсуждения была затронута тема дедолларизации расчетов в ЕАЭС.

Объективно нужно признать, что по сравнению с другими государствами влияние доллара, когда контракты номинируются в иностранной валюте, в странах ЕАЭС весомое и значимое.

Но это не отменяет усиления угроз Евразийскому союзу и его участникам через  финансовую манипуляцию и давление США на партнёров из развивающихся государств.

Поэтому увеличение доли расчетов во взаимных валютах и дедолларизация экономики ЕАЭС — это стратегический ориентир и вопрос антикризисного развития организации.

Внутри ЕАЭС на сегодняшний момент нет единства по этой теме, имеются как сторонники, так и противники дедолларизации. Последние приводят доводы и аргументы о сложности или невозможности этого пути,   «молодости» интеграционного объединения и т.д. В связи с чем призыв к дедолларизации расчетов в ЕАЭС не всегда получает поддержку политических лидеров и вызывает бурную дискуссию в экспертно-аналитических кругах.   

По мнению эксперта комитета по финансовому рынку Государственной Думы Российской Федерации Яна Арта: «В сегодняшней ситуации, например, Молдавия действительно готова принимать плату в российских рублях с учетом его очередной девальвации? Или России готова верить в молдавский лей? Думаю, ответ однозначен».

В тоже время мы наблюдаем за тенденциями, когда евразийскими странами происходит переосмысление глобальной финансовой архитектуры и формируются новые интеграционные посылы.

Это свидетельствует скорее о том, что в условиях новых угроз, государства осознают всю серьёзность положения и готовы идти на определённые компромиссы.

Происходит переформатирование в восприятии глобальных финансовых институтов, а снижение влияния доллара в ЕАЭС рассматривается странами-участницами уже в экономико-прагматичном контексте (в трёх проекциях):

  • как попытка выстраивания полицентричной и многополярной глобальной финансовой архитектуры (а не инструмент изоляции или политический ресурс);
  • как выход из рамок проамериканской валютной системы, ограничивающей торгово-экономический суверенитет современных государств;
  • как снижение зависимости от банковской системы SWIFT и конъектурных оценок зарубежных рейтинговых агентств.

Данный перечень следует дополнить следующими аспектами: поддержка национальных валют укрепляет внешнеэкономический контур безопасности ЕАЭС, позволяет более эффективно бороться с финансовыми спекуляциями внутри организации, создаёт внешний эффект (экстерналия) в сфере развития малого-среднего бизнеса и доступности инвестиционно-кредитных продуктов.  

Несмотря на то, что доля доллара в международных финансовых операциях остаётся высокой, постепенное её снижение в рамках отдельных интеграционных объединений может создать новую реальность, где суверенные страны будут обладать большей экономической независимостью и безопасностью. Для одних этот путь станет – вопросом выживания, для других – точкой нового экономического роста.

Так же стоит отметить, что какие бы меры по сокращению влияния доллара в ЕАЭС не были приняты – они будут приниматься по экономическим соображениям.

Поскольку минимизация долларовых расчётов в ЕАЭС – это не отказ от доллара как платёжного инструмента, а вынужденная мера по обеспечению безопасности внутри организации в новых кризисных условиях.

Пиком зависимости экономик государства ЕАЭС от доллара можно считать 2014-2016 гг., когда доля депозитов в иностранной валюте подкреплялась воздействием внешних факторов и замедлением экономического роста. 

Например, в Армении уровень долларизации депозитов составлял в 2016 году почти 70%, а долларизация займов превышала 60%. Сравнимый уровень долларизации по займам был – в Казахстане. Но депозиты в долларах не превышали 35%. Лидером по этим показателям стала Белоруссия, в этой стране долларизация займов составляла почти 75%, а депозитов приближалась к 60%. В России ситуация оказалась наиболее благополучной - 20% депозитов и менее 40% займов в долларах.

Такие относительно высокие показатели объясняются – высоким уровнем инфляции и макроэкономической волатильностью.  Поэтому к действенным (эффективным) способам снижения зависимости от доллара можно отнести повышение нормативов обязательного резервирования по средствам, привлеченным в иностранной валюте для банков государств-членов ЕЭАС.

В этом направлении уже предпринимаются системные шаги:

  • в Белоруссии была прекращена выдача разрешений на использование иностранной валюты при оказании медицинских и транспортных услуг,
  • в Кыргызстане введён запрет на кредитование в иностранной валюте,
  • в Казахстане существуют ограничения в выдачи долларового кредита физическому лицу.

Для решения этих проблем может понадобиться взаимовыгодное партнёрство ЕАЭС с БРИКС (40% населения мира) и ШОС (50%).

Согласно официальным данным центральных банков в конце марта 2020 года практически все валюты государств ЕАЭС снизили курс к доллару: казахстанский тенге (-14,93%), белорусский рубль (-13,96%), российский рубль (-13,82%), киргизский сом (-13,56%), армянский драм (-5,13%). Причины известны – пандемия, международная изоляция, падение цен на нефть.

Реакция центральных банков стран ЕАЭС была практически опережающей и позволила минимизировать некоторые последствия кризисных явлений. Так, к примеру, подавляющее их большинство ответило смягчением денежно-кредитной политики.

В целом озадаченность стран ЕАЭС снижением роли доллара в их экономиках следует оценивать положительно и прогрессивно.

Безусловно, подобные разговоры ведутся уже не первый год, но современная ситуация «идеального шторма» (или «идеального кризиса») благоволит продолжению таких дискуссий.

Евразийский союз успешно преодолел свой «стартовый этап» и не безосновательно пытается минимизировать общемировые риски на своём уровне. Вместе с тем любые договорённости и продвижения в вопросе дедолларизации экономик  могут обеспечить более дальновидный подход со стороны ЕАЭС на многосторонние действия, в результате которых выгоды от решений  получают все участники организации,  как по отдельности, так и вместе взятые.

Пандемия – это не панацея, но она обуславливает необходимость государств-членов ЕАЭС принимать совместные меры в сфере защиты своих экономических интересов в рамках интеграционного объединения.

Дедолларизация экономик, достижение схожих стабильных уровней инфляции и реализация импортозамещающих проектов на территории ЕАЭС позволит создать эффективный механизм по минимизации побочного ущерба от кризисных явлений и для внутреннего рынка организации.

В сумме продвижение национальных валют в рамках евразийской интеграции способствует повышению предсказуемости и стабильности наднационального экономического пространства ЕАЭС, укрепляя конкурентные позиции Союза на международном уровне. Успех интеграционного объединения в качестве глобального финансово-валютного игрока будет поделен «на пятерых», принося экономические и политические дивиденды всем его участникам.

Артур Сулейманов

Источник

Просмотров: 886