Со своим теодолитом и нивелиром он был нужен везде

Это о Григории Петровиче Покутине. Он родился 25 ноября 1912 года в Петропавловске, в городском районе под названием Зайсан.

Отец его, Петр Иванович Покутин, сибирский казак Архангельской станицы. В первую мировую войну, как и положено казаку, на собственном коне защищал Россию от кайзеровской Германии. И, конечно, даже предположить не мог, что через несколько лет его сын будет тоже воевать с Германией, только не кайзеровской, а гитлеровской. Домой Петр Иванович вернулся не скоро: еще надо было воевать на западе против войск Антанты, а потом здесь, в наших местах, против белочехов и Колчака.

Детские и подростковые годы прошли, как у всех: учился, набирался ума-разума. Был дружен с Леней Макеевым, тоже «зайсановцем», ставшим потом известным писателем, переводчиком с казахского языка. Оба потом вспоминали, что зайсановская и слободская молодежь постоянно враждовали между собой: ходили «стенка на стенку», избивали друг друга в кровь и даже до увечья. Но ни Покутин, ни Макеев этим как-то не увлекались. Сначала много читали, потом их увлек спорт.

В 30-е годы городская молодёжь тянулась к спорту. Разумеется, это было не случайно. Страна жила в напряженном предчувствии войны. Где-то строились военные заводы, Андрей Николаевич Туполев, находясь в заключении в закрытом конструкторском бюро НКВД – ЦКБ-29 («Туполевская шарага»), вместе с другими заключенными инженерами работал над созданием нового бомбардировщика. На железной дороге , в частности у нас, был услышан приказ Зинаиды Троицкой «Женщины, на паровоз!»

В городских парках сооружались парашютные вышки, где юноши и девушки учились прыгать с парашютом, а в тирах – стрелять. И если у парня на пиджаке не было значков «Готов к труду и обороне», «Ворошиловский стрелок» и других, он был для девчат просто не интересен. Молодые люди как бы исподволь готовили себя к войне, считая, что солдат должен быть строен, подтянут и вынослив.

Покутин подготовил себя всесторонне. В каких только видах спорта он себя не испытывал. Был бегуном и пловцом, лыжником и теннисистом, планеристом и парашютистом. Он даже пробовал себя в альпинизме – был в горах Тянь-Шаня. И все это параллельно с учебой в техникуме, где получил профессию топографа. Михаил Аверин, писатель-петропавловец, в своих воспоминаниях о былом писал о нем так: «…среди молодежи города он своим емким образом жизни, человеческой порядочностью, общительностью, интеллектом вызывал всеобщее уважение».

14 июля 1941 года в нашем городе начала формироваться 314-я стрелковая дивизия, в которую был зачислен и Покутин. Для настоящей подготовки бойцов времени не было, короткое обучение, где-то в районе нынешнего Бензостроя, и… на фронт. Уже 7 сентября 1941 года дивизия вступила во встречный бой с противником. Это было под Ленинградом, в районе реки Свирь. Затем 314-я вошла в состав Первого Украинского фронта, а Покутин был начальником артиллерийской разведки штаба дивизии. Он вспоминал: «Артиллерию не зря называют Богом войны. Это ведь грозная оснастка Вооруженных Сил. Она – разрушительная гроза для вражеских укреплений и смертельная для живой силы».

314 diviziya put 1

Дивизия прошла славный боевой путь. Принимала активное участие в Ленинградской оборонительной операции и в шести крупнейших стратегических наступательных операциях Советской Армии. В их числе: прорыв блокады Ленинграда, Ленинградско-Новгородская, Выборско-Петрозаводская, знаменитая Висло-Одерская, Верхне-Силезская и Пражская операции. Дивизия участвовала в освобождении Эстонии, Польши, Германии и Чехословакии, в городе Градец-Кролевский 314-я и закончила свой боевой путь.

И всю эту военную дорогу вместе с дивизией прошел Григорий Петрович Покутин, сначала рядовой, а затем капитан, трижды раненый, дважды контуженый, кавалер двух орденов «Красной Звезды» и Отечественной вйны I степени, завоевавший 14 боевых медалей. Так что когда звучал приказ «Фронтовики, наденьте ордена!», ему было с чем выйти вперед.

314 diviziya put

Интересная деталь. Как и у отца, сибирского казака, воевавшего на коне, так и у Григория Петровича был на войне свой четвероногий друг – Звездочка.  Когда формировалась дивизия, руководство Северо-Казахстанской области обеспечило ее необходимым количеством автомашин и полностью, как положено по штату дивизии, конским составом, а это около трех тысяч голов. И это сразу же было оценено уже на рубеже реки Свири. Здесь местность лесисто-болотистая, использование автотранспорта ограничено, и вся нагрузка в боевой жизни частей и подразделений легла на четвероногих друзей.

И у Григория Петровича был такой друг. На прилагаемом снимке - он и его Звездочка. Снимок сделан на поле боя, после отражения танковой атаки противника. Сюда он приезжал с командующим артиллерии дивизии посмотреть результаты действия нового противотанкового снаряда. Осмотром остались довольны: лобовую броню толщиной 200 мм снаряд пробил надежно.

После войны, как и все, кто вернулся домой, Григорий Покутин приступил к мирному труду. Ранения и контузия, конечно, давали себя знать, но в основном жил полнокровной, интересной жизнью. Да и некогда было болеть. Конец 40-х, 50-е годы, да и все последующие – это было время оживленного строительства различных объектов и в городе, и в районах.

grigoriy pokutin 1

Это было время людей, устремленных в будущее. Всем хотелось работать больше и лучше. Сколько молодых инженеров, только-только окончивших институт, приезжали в Петропавловск и работали в проектном бюро. Под руководством Покутина проходил производственную практику Иван Александрович Котов. Григория Петровича крепко связывали узы настоящей дружбы с Александром Георгиевичем Аниченковым, ставшим потом главным инженером филиала «Казгражданпроект», его женой Валентиной, супругами Волчковыми – Валерием и Лидией. Каждый мг сказать другому: «Возьми мое сердце, товарищ!»

А сколько дорог исколесил Григорий Петрович вместе с шофером Иваном Степановым! А дороги тогда не те, что сейчас. Не дороги, а бездорожье. Чтобы подбодрить водителя, Григорий Петрович читал стихи, рассказывал шутки-прибаутки, громко пел. Их сдружили дороги, ночевки где придется, ужин у костра.

Дороги без счета, без срока…

Да только уж нам-то с тобой

Ни тягостно, ни одиноко

Не будет в дороге любой.

Это было лейтмотивом их дружбы. Вот уж, действительно, дороги без счета. Ездили из одной командировки в другую, и он со своим теодолитом и нивелиром был нужен везде…

Последние годы до ухода на пенсию он возглавлял отдел инженерных изысканий филиала проектного института «Казгражданпрокт». И, пожалуй, в нашей области нет такого совхоза, в котором бы он не работал, не внес в сельское строительство свой личный  вклад. К боевым наградам прибавились медали «За освоение целины», десятки Похвальных и Почетных грамот , благодарственных писем.

А военные годы не забывались. И не только потому, что болели старые раны и не успокаивалась боль воспоминаний о тех, кто погиб. Участники войны чувствовали себя ответственными за сохранение ими завоеванного Мира. Офицеры дивизии Иван Михайлович Туркин, Иван Фомич Король, Павел Андреевич Егошин, Герасим Васильевич Суворов и Григорий Петрович Покутин вели большую общественную работу по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Они приходили в школы, училища, техникумы, туда, где можно было найти подростковую и юношескую аудиторию. Бывали и в детской исправительной колонии.

К 30-летию формирования 314-й дивизии областной комитет партии организовал торжество. В зале заседаний обкома собрались североказахстанцы, они встречали приехавших гостей из Ленинграда, Подпорожья, Лодейного Поля. А к 40-летию Победы североказахстанцы организовали поездку с осмотром мест боев на Ленинградском фронте. Было сделано много фотографий, а потом составлен большой альбом, который был разослан во все музеи и во все библиотеки учебных заведений.

Григорий Петрович, так повелось с юности, любил литературу. Прекрасно знал зарубежных писателей, русских классиков. Из советских поэтов любил В.Маяковского.  Красиво читал стихи «Нате», «Парижанку», «Сергею Есенину» и др.

На фронте он познакомился с Н.Тихоновым, Вс.Вишневским и там же, на фронте, с нашим земляком, знаменитым писателем Иваном Шуховым, который в составе североказахстанской делегации приезжал на фронт именно в 314-ю дивизию. Надо заметить, что за первые два года войны от североказахстанцев в дивизию было направлено 82 вагона с коллективными и индивидуальными подарками. В день приезда делегации, 2 марта 1944 года, дивизия взяла деревню Низы близ Таллинна. Вот в этот день и познакомились капитан Покутин и писатель Иван Шухов.

Знакомство двух североказахстанцев переросло в дружбу. И потом, когда Григорию Петровичу приходилось , как говорят, по делам службы бывать в Пресновском районе , он непременно «заворачивал на беседу» в дом Шухова. У них был какой-то лирически возвышенный настрой души. Оба трепетно любили природу, горевали о том, что многое уходит невозвратно, в лесу пропали певчие птицы, все реже и реже встречаются заячьи тропы, из Ишима ушла нельма, куда-то исчезли голубые вязели, светло-желтые, с приятным ароматом, что цвели вокруг озер и в поймах Ишима. И еще одна объединяющая их черта – любовь и уважение к казахам, они были искренними.

Григорий Петрович, прочитав роман М.Ауэзова «Абай», сетовал: вот писатель описал историю, быт, обычаи своего народа, а мы проходим мимо такого мощного пласта культуры. Сам он имел много друзей, особенно в Кенесе и Бирлике. Подросшие ребятишки, наверное, и сейчас помнят деду Грику, который раздавал им рыбацкие снасти. Он хорошо изъяснялся на казахском языке. Его лечащий врач Айман Сарыбаевна Кулькурина говорила с ним по-казахски. И только когда делала назначения, наверное, боясь быть неправильно понятой, переходила на русский.

До самых преклонных лет Григорий Петрович сохранил юношеское увлечение фотографией и рыбалкой. Фотографирование тогда было сложным процессом. Это сейчас каждый школьник может щелкать фотоаппаратом и тут же выдать кадр. А тогда это было хлопотным делом: тренога, подсветка, негативы, проявители, закрепители, пинцеты и т.д. Но ему хотелось запечатлеть мир таким, каким он его видит. С фронта он привез несколько десятков фотографий. Любил снимать природу, детей. Покутин одним из первых, если не первый из числа непрофессионалов, освоил цветную фотографию.

А рыбалку он рассматривал как спортивное увлечение и как промысел. Так в семье Покутиных было и раньше. В первую мировую войну, когда мать осталась одна с тремя детьми, сама рыбачила, и этим кормилась вся семья. Повторилось это и в Отечественную. Рыбы ловили столько, что не только хватало самим, но и раздавали соседям, обменивали на базаре на хлеб. Но для Григория Петровича рыбалка была еще и возможностью общения с природой. Приишимье он знал досконально. Любил озера, знал все старицы, уверял, что красивее берегов Ишима нет ничего. С рыбалки всегда привозил летом запах ветра, солнца и озерной воды, а зимой запах мороза и чистого снега. И всегда с хорошим уловом, хотя, кроме удочки, никаких других снастей у него не было.

В последние годы он скорбел о прогрессирующем исчезновении красоты и щедрых богатств нашего края, края, который знал и любил, которым дорожил.

Писатель М.Аверин закончил одну из своих статей о Г.П. Покутине такими словами: «Да что и говорить, удивительный человек Григорий Петрович. Достаточно один раз побеседовать с ним, чтобы как-то по-иному понять всю красоту и богатство нашего Приишимья, его людей».

grigoriy pokutin

Владимир Холод, информацией о своем супруге делилась ветеран труда Горшкова Любовь Константиновна, г. Петропавловск, Казахстан

Материал опубликован в рамках общественного проекта "Победу помним поименно" в честь 75-летия Победы советского народа в Великой Отечественной войне. 

Просмотров: 207

Добавить комментарий

Защитный код