Кейсы о неденежной экономике

Или четыре истории о том, как избавиться от «священной коровы» в голове.

Лидер Альянса СО НКО Тюменской области Михаил Мельцер об экономике без денег и социальном капитале.

Наверное, всем нам знакомо то ощущение, когда в голове возникает какая-нибудь идея или появляется мечта. Сознание как будто озаряет яркая вспышка, и мы уже представляем себя в том желаемом будущем, добиться которого захотели. В этот момент кажется, что до реализации всего один шаг, – можно протянуть руку и ты уже на месте. И не важно, о личном или общественном благе в данном случае идет речь, – хотим ли мы начать путешествовать, построить дом или изобрести лекарство от рака и победить голод на планете.

Идея — это всегда первый шаг и начало пути. Первый и, наверное, самый прекрасный шаг, который возвышает нас над текущей реальностью. На протяжении многих лет, работая в общественном секторе, я был свидетелем появления многих ярких идей, видел людей и целые команды, которые «горели» ими и могли изменить мир (или свою жизнь, что в принципе одно и то же) к лучшему. Но лекарство от рака все еще не изобретено, голод не побежден и многие ли из нас могут похвастаться тем, что посмотрели весь мир или живут в доме своей мечты? Увы, за первым шагом всегда следует второй, и настоящий путь к цели начинается с него.

И звучит этот шаг очень грубо и приземленно – цена вопроса.

Бюджет, его наполнение, планирование и правильное распределение – это центральный вопрос, который определяет жизнеспособность проекта или личной цели. Многие начинают реализацию своих задумок, не пройдя этот шаг. Такие идеи гибнут чаще всего, и уже общим местом стала аксиома, что планирование доходов и расходов, как в жизни команды и организации, так и отдельного человека или семьи, – это то, без чего сегодня обойтись никак нельзя. Если бы все ограничивалось только этим утверждением, то статью можно было бы уже закончить, – повторение штампов, как известно, один из краеугольных камней массовой культуры.  Но я предлагаю пойти немного дальше.

Слишком часто каждый из нас наблюдал на своей практике, что сам процесс работы с финансовым планированием цели часто меняет ее до неузнаваемости. Ограничения, которые накладывает на нас финансовая составляющая проекта, заставляют принимать решения, которые никак с ее смыслом и духом не связаны. Вот мы захотели дом. Но средств, чтобы построить его прямо сейчас, нет. Мы можем копить и откладывать, чтобы поселиться в нем через десятки лет. Будет ли тогда нам нужен этот дом так же, как сейчас? Мы можем воспользоваться заемными средствами и следующие десятилетия прожить, отказывая себе во всем (и, возможно, уже коря себя за свой выбор). Но чаще всего мы начинаем менять мечту, которая при столкновении с реальными ограничениями теряет блеск и превращается из яркой трехмерной картины в плоскую и черно-белую. И вот мы уже живем не в доме мечты, а в обычной бетонной коробке, а наша мечта отправилась на кладбище таких же неисполненных замыслов и разрушенных надежд. Конечно, этому есть и объективные причины. Не все наши желания исполнимы при существующих технологиях, некоторые сталкиваются с непониманием общества, а некоторые и с фундаментальными законами природы.

Но неужели в мире недостаточно кирпича, бетона, дерева и других материалов, чтобы построить дом? И это в то время, когда ведущие экономисты мира говорят о нарастающих кризисах перепроизводства!

Нет, чаще всего ограничением бюджета выступает другой фактор – недостаток денег, которые мы можем получить за определенный интервал времени и обменять на нужные нам ресурсы. И вот здесь вспоминается старый анекдот, о том, как инопланетяне прилетают на Землю и спрашивают:«Почему у вас такая плохая экология?» Им отвечают:«Нет денег на экологию» - «А почему бедность и болезни?» - «Нет денег на социальную сферу и здравоохранение». – «Что же это за ресурс такой «деньги»? -  спрашивают инопланетяне, -  Где вы его добываете, что он такой дефицитный?».  А им отвечают: «Так мы сами их печатаем….». Анекдот, конечно, смешной, а вот ситуация – грустная.  

Разумеется, в задачу этой статьи не входит критика сложившейся на протяжении веков товарно-денежной и финансово-кредитной системы. Деньги, как универсальное и легитимное средство обмена, это великое изобретение человечества, а финансовые инструменты, созданные на их базе, такие как биржи, кредиты, инвестиции, помогли людям достичь многих целей и реализовать самые смелые идеи. Но очень часто мы забываем, что как таковые деньги – это инструмент обмена, результат общественной договоренности о стоимости, а не «священная корова», которую нельзя ни сдвинуть, ни обойти. И если для того, чтобы забить гвоздь, в качестве инструмента хорошо подходит молоток, мы же не пытаемся его использовать, чтобы пилить доску, не придаем ему статус «священной коровы» - «священного молотка».

Ключом к снятию многих ограничений в личном и командном планировании бюджета является именно ресурсно-ориентированный, а не денежно-ориентированный подход к его ведению. Но мы привыкли мыслить в категориях денег и часто даже не представляем себе, что не только сам бюджет, но и взаимодействие с другими людьми по его наполнению и расходованию может базироваться на других инструментах, может быть, и менее универсальных, но от этого, в определенных условиях, не менее эффективных. Зачастую этими условиями становятся экономические кризисы, а если быть точным - финансовые кризисы.

О наступлении глобальной экономической и финансовой неопределенности сегодня говорят все эксперты, различаются лишь оценки сроков наступления и степени глубины последствий спада глобального масштаба. Именно в такие моменты наступает объективная необходимость провести ревизию «священных коров» у себя в голове.

Но чем заменить тотальное господство денег?

Очень сложно, да и ненужно придумывать инструменты с нуля, тем более что они уже давно изобретены человечеством (благо, не первый кризис переживаем). И цель данной статьи - познакомить тех, кто готов меняться вместе с меняющимся миром с четырьмя успешными практиками, которые уже сегодня представляют собой не утопические предложения, а вполне реально работают и делают жизнь людей легче, а их мечты ближе. Поэтому находим в себе мужество, перешагиваем через «священную корову» денег и идем дальше.

История первая. Время – деньги.

Википедия определяет «Банк времени» (англ. Time Bank) как организацию, учитывающую (фиксирующую), сколько часов своего времени потратил тот или иной участник на оказание различных услуг другим участникам (приход на счёт участника в банке времени) и сколько времени было потрачено другими участниками на оказание потреблённых услуг тем или иным участником (расход со счёта участника в банке времени).Таким образом, организовывается обмен услугами между людьми, их сообществами, организациями, учреждениями, предприятиями, взаимное кредитование и взаимопомощь (сотрудничество, кооперация).Расчётной единицей для всех видов услуг является один час затраченного времени (в США — «Time-Dollar»), в Японии «DanDan» («I thankyouverymuch»). Время всех участников оценивается одинаково, вне зависимости от содержания выполненной работы, образования, навыков и умений: 1 астрономический час = 1 учётной единице.

У всех «банков времени», хоть и возникают они в разных странах, есть схожие принципы. Наиболее известны среди них следующие: 

  • Мы все обладаем ценными качествами;
  • Некоторые работы не имеют цены;
  • Помощь действует лучше, если она обоюдная;
  • Мы нужны друг другу в социальной сети;
  • Каждый человек имеет значение.

Первый «Банк времени» возник еще во времена СССР в 1970-е годы в нашей стране, но эта идея быстро разошлась по всему миру, и уже через десять лет такие банки возникли в США, Европе и Японии. Отлично работают они там до сих пор. Открыты «банки времени» сейчас и в России – в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде, есть подобные организации и в странах СНГ, Прибалтике. Для тех, кто хочет не только узнать побольше о том, как все работает, но и поучаствовать, очень рекомендую сайт нижегородского банка еды – на нем можно не только получить информацию, но и в прямом смысле «с пользой потратить время».

В чем же заключается ключевое решение, которое предлагает «Банк времени» для тех, кто уже перешагнул через «священную корову» денег?

Ваша команда и Вы сами обладаете уникальными навыками, в которых люди нуждаются, но не всегда могут их купить. Задействовано ли экономически целесообразно все ваше рабочее время? Чаще всего нет. Вот «распаковать» этот потенциальный ресурс и предлагает «банк времени». Вы можете заплатить рабочим за строительство дома, а можете сделать для людей в сообществе что-то полезное, что умеете сами. Это будет учтено, и тогда другие придут и помогут вам.

Формула «товар/услуга – деньги – товар/услуга» приобретает чуть-чуть другой вид: «товар/услуга – время – товар/услуга».Сообщество, принявшее эту практику, получает огромный толчок к развитию, так как теперь оно ограничено реальным временем и возможностями участников, в нем просто не может возникнуть безработицы и последующей экономической депрессии, когда товары есть, рабочие руки есть, но при этом экономика стагнирует.  

История вторая. Дари добро по всей земле.

Можно ли построить систему движения ресурсов в сообществе, вообще убрав из взаимодействия само понятие обмена? Вернемся к Википедии. Оказывается, в мире не только существовала, но и продолжает существовать и такая система. Экономика дара, или экономика дарения (англ. Gift economy), дарономика, безвозмездная экономическая система – у нее много разных названий.Когда в ней выделяют главное, то обычно подчеркивают, что это система, при которой ценные товары и услуги регулярно передаются без каких-либо конкретных договорённостей о немедленной или будущей награде (то есть отсутствует обмен, нет требования «услуга за услугу»). В идеале, регулярные дары (акты дарения) создают постоянную циркуляцию и перераспределение ценностей в обществе.

Организация экономики дарения существенно отличается от бартерной и рыночной экономики. Вместо фиксированного обмена товарами или услугами на деньги или другие товары (услуги) в экономике дара обмен происходит посредством личного определения ценности получаемого блага.

Человеку нашего времени такое распределение благ кажется интуитивно невозможным. Ведь принцип «за все надо платить» впитывается многими буквально с раннего детства. И действительно, наибольшее распространение такая система имеет не в высокоорганизованных обществах, а в тех, которые с нашей точки зрения считаются более «примитивными».

Так, тихоокеанские островные общества до девятнадцатого века были, по существу, экономиками дарения. На сегодняшний день такая практика по-прежнему присутствует в некоторых частях Тихоокеанского региона — например, на некоторых отдаленных островах Кука. В Токелау, несмотря на постепенный приход рыночной экономики, форма экономики дарения по-прежнему сохраняется в практике инати — строгом уравнительном распределении всех продовольственных ресурсов на каждом атолле. На острове Анута всё ещё существует экономика дарения под названием «Aropa».В Папуа-Новой Гвинее по сей день существует Круг Кула, а также другие системы обмена, такие как обмен Мока. Значительная часть диаспоры тихоокеанских островитян, живущих в Новой Зеландии, Австралии и США, до сих пор сохраняет отношения, характерные для экономики дарения. Несмотря на то что они оказываются вовлечены в рыночную экономику этих стран, некоторые из них стремятся сохранить основы экономики дарения, такие как взаимные денежные подарки или денежные переводы на родину. Есть и другие примеры, которые, на первый взгляд, касаются каких-то затерянных уголков земли.

Так имеет ли смысл об этом писать, если это все где-то далеко и в туземных племенах происходит? Имеет.

Экономика дарения находится гораздо ближе к нам, чем мы можем представить. Та же Википедия отмечает, что традиция научного исследования является примером культуры дарения. Учёный публикует результаты своих исследований, тем самым предоставляя другим исследователям возможность использовать публикации в своих трудах. Чем больше других авторов ссылается на работу учёного, тем больше его престиж и авторитет в глазах сообщества, что приводит к повышению вероятности получения исследовательских грантов. Кроме того, все учёные используют растущую базу знаний.

Еще один пример - сообщество свободного программного обеспечения, которое имеет корни в хакерской культуре и также может быть примером культуры дарения. Программисты предоставляют исходный код сообществу с той целью, чтобы каждый мог изменить и улучшить его. Индивидуальные программисты таким образом могут завоевать авторитет, а всё сообщество выиграет от улучшения программного обеспечения.Известные в общественном секторе примеры благотворительности и фандрайзинга – это тоже варианты экономики дара.

Ну и самым близким и понятным каждому примером является семья как базовая экономическая единица общества. Несмотря на то что рыночные отношения проникают и в эту сферу, все же вряд ли в каждой семье ребенок покупает себе право на завтрак, обед или ужин, а муж и жена имеют расчетные счета взаимных подарков и покупок.

Разумным аргументом против идеи экономики дарения может стать то, что микроуровень – семья –  это одно, а макроуровень – общество - это совершенно другое. Вопрос резонный, но, как говорится, критерий истинности – это практика. Что, если сообщество, основанное на принципах экономики дарения, развивается и процветает не где-нибудь на Таити, а у нас в стране? И такое сообщество есть и называется оно ДаруДар. Основатель этого проекта, наш выдающийся современник Максим Караулов в своем интервью отмечает, что сервис «Дару-дар» был создан командой энтузиастов, которым хотелось дать людям возможность меняться вещами через интернет. Сайт молниеносно стал популярным и обрел миссию – научить людей дарить подарки без повода и воспитать всеобщее доверие друг к другу. Он также пишет, что «дарение – это не просто отдача вещей, это довольно непростая духовная практика, которая требует открытости и умения доверять, усидчивости и терпения, а порой самоотверженности и психической выносливости».

Сегодня ДаруДар - это сообщество, у которого более 36 000 участников в сети Вконтакте, сайт, на котором ежедневно происходит дарение десятков кому-то очень нужных предметов, услуг и активностей. И проект этот живет уже больше 10(!) лет. Особенно мне было отрадно, что, общаясь с тюменскими бизнесменами, далекими от «всяких новомодных штучек», я с удивлением узнал, что и из Тюмени уходят дары и что сайт популярен и в нашем городе. Если хотите почувствовать, как приятно и полезно быть дарителем и как здорово получать дары, – не поленитесь, зайдите на сайт, и ваше мнение о том, что экономики дарения не может быть, изменится навсегда.

В чем же решение, которое делает систему дарономики популярной в наше время? Формула взаимодействия в ней также отличается от традиционной. Вместо «товар/услуга – деньги – товар/услуга» мы имеем «товар/услуга – дар – товар/услуга», где эквивалентом обмена выступают хорошие отношения в сообществе и желание помочь друг другу, цена отношений, а не цена вещи.  Понятно, что человек сам определяет, что ему не жалко подарить, но, поскольку все мы разные и находимся в разных жизненных обстоятельствах, то, что не очень нужно одному, может быть очень нужно другому. Этот механизм позволяет «распаковывать» ресурсы, которые годами пылятся на наших антресолях, хотя для других они жизненно необходимы. В благотворительности этот механизм присутствует часто, но его развитию мешает то, что благополучателем обязательно должен выступать только человек в сложной жизненной ситуации, а не успешный человек, такой, каким все хотят видеть себя. Поэтому закончить описание этой истории хочется вновь словами Максима Караулова: «мы умеем помогать обездоленным, но не умеем помогать таким же, как мы».

Хочется верить, что мы научимся помогать и сами себе.

История третья. И каждому воздастся по делам его.

Системы неденежного взаимодействия между людьми зачастую имеют не только исторические корни. Некоторые из них рождаются и в современности. И в этом обзоре я не могу не отметить идею, предложенную нашим современником, философом и визионером Русланом Абдикеевым. Она получила название «экономика заслуг».

У этой системы пока еще нет четкого и формального определения. В общем смысле «экономика заслуг» - это экономика оценки вклада человека в жизнь и развитие сообщества. Согласно ее принципам, богатыми должны становиться социально активные и полезные люди, а материальные блага в обществе распределяются не рынком или государством, а прямо пропорционально общественным заслугам. Как отмечает сам создатель концепции, технология банка заслуг помогает оценить вклад каждого человека в общее благо. Социальной инвестицией могут быть волонтерский труд, деньги или товары. В результате в будущем мы получим ситуацию, когда у людей появится возможность оценивать друг друга по заслугам. Когда будет ехать действительно заслуженный человек, то его машине будут уступать дорогу, как «скорой помощи», и не надо будет перекрывать движение. Это вопрос оценки справедливости.

Поскольку идея измерения богатства заслугами перед обществом при всей ее теоретической очевидности (такая концепция присутствовала и в древнегреческой философии, и конфуцианской мысли) на практике в прежние времена не применялась, то пока ее единственным успешным примером является Территориальный банк заслуг, который был успешно запущен в Москве около 10 лет назад, но просуществовал достаточно недолго. Банк заслуг по замыслу его авторов должен был стать новой технологией, которая помогает договориться людям внутри сообщества. При помощи Банка заслуг происходит объединение самых разных людей, учитывается мнения всех, кто вкладывает свое время, деньги или ресурсы в общее благо. На базе этого создается сообщество, способное самостоятельно выявлять приоритеты, принимать решения, аккумулировать ресурсы и добиваться поставленных целей.

В чем же отличительная особенность экономики заслуг, которая позволяет поставить решения, предлагаемые в ее рамках в один ряд с уже перечисленными и имеющими успешную историю примерами? Главным в этой концепции является замена стандартной экономической модели «товар/услуга – деньги – товар/услуга» на обновленную «товар/услуга – заслуга – товар/услуга». Таким образом, сообщество не только распределяет ресурсы, но и делает это распределение легитимным для всех его участников. То есть в отличие от экономики дара, где на первое место выходит субъективное мнение человека (этому подарю, а этому не подарю), в экономике заслуг делается попытка учесть объективное мнение всего общества о каждом его члене. То есть потенциально такая система позволяет не только «распаковывать» ресурсы, которые остаются невостребованными при денежном обмене, но и обеспечивать более эффективное и легитимное использование ресурсов, которые до этого обменивались за деньги.

Сегодня «экономика заслуг» еще только доказывает свое право на то, чтобы перестать быть утопией и стать практикой, и каждый может поучаствовать в этом. Подробности и возможности такого участия все желающие могут найти на сайте лаборатории социальных инноваций Cloudwatcher (команды основателей концепции) и на сайте проекта Meritbook, ставшего продолжением и развитием идеи территориального банка заслуг. Таким образом, в ближайшие годы мы увидим, готовы ли сообщества к тому, чтобы договориться о более справедливом распределении ресурсов, или пока это, несмотря на усилившиеся, благодаря социальным сетям, возможности коммуникации, – невозможно. 

История четвертая. Экономика должна быть экономной.

Закончить небольшой обзор экономических моделей, созданных людьми для того, чтобы «распаковать» ресурсы, которые «не захватывают» традиционные товарно-денежные отношения, хочется практикой, которая уже прочно вошла в нашу жизнь и этим самым доказала: то, что на определенном этапе кажется утопией, при изменении условий становится реальностью. Речь идет о так называемой шеринг экономике или экономике совместного пользования.

«Люди не хотят покупать четвертьдюймовую дрель, им нужна четвертьдюймовая дырка в стене», - так охарактеризовал смысл этого направления ресурсных взаимодействий один из его теоретиков профессор Теодор Левитт. Та же Википедия определяет экономику совместного пользования (sharingeconomy) как экономическую модель, основанную на коллективном использовании товаров и услуг, бартере и аренде вместо владения. Причем широкое распространение она получила совсем недавно - концепция совместного потребления была сформулирована Рейчел Ботсман и Ру Роджерсом в книге 2010 года «Что мое — то твое». И буквально за десять лет возникли ее удивительные направления, которые многих пугали странными названиями: каршеринг, фудшеринг, коворкинг, карпулинг, хоумшеринг, совместные закупки, а также сервисы, о которых сегодня знает почти каждый, - YouDo, Profi.ru, Qlean, Ярмарка Мастеров, Помогатель, Dostavista и другие.

Шеринговая экономика преодолевает базовый принцип традиционной товарно-денежной экономики, который связывает право пользования чем-то с правом собственности на него. Именно этот принцип породил кризис перепотребления, когда люди покупали вещи, которые использовали только один раз или вообще не использовали, а затем весь этот объем составлял неэффективный и неиспользуемый балласт, который в конечном счете утилизировался (что ко всему прочему вредило экологии). Экономика совместного пользования позволяет разным людям пользоваться одним и тем же ресурсом, товаром или услугой, разводя этот процесс по времени, и акцент в ней делается на результате использования товара или услуги, а не них самих. И действительно, нам ведь нужна возможность комфортного перемещения между пунктами А и Б, а не автомобиль как таковой, возможность просверлить в стене отверстие, а не дрель и т.д.

Сегодня почти каждый в той или иной форме пользовался шерингом  в своей повседневной жизни, практически не задумываясь, что эта модель при всем ее сходстве с арендой обладает принципиально другим содержанием. Как пишет основатель российского сервиса «Шер» Александра Дроф: «Одним из основных преимуществ шеринг-модели перед традиционной экономикой является ее экологичность. Совместное использование или перераспределение ресурсов позволяет избежать перепроизводства и снизить количество отходов. Второе преимущество шеринга – это экономия для покупателя: зачем платить больше за новую вещь, если можно купить ее же pre-owned или взять в аренду? Последнее особенно касается дорогих покупок, необходимых на ограниченное время: например, палатка для похода или велотренажер, который нам понадобится только во время самоизоляции. Также шеринг можно рассматривать в качестве возможности протестировать вещь перед покупкой, чтобы принять решение, нужна она тебе или нет. Сейчас некоторые производители внедряют такие trial-модели для того, чтобы дать возможность покупателю протестировать товар перед принятием решения о дорогостоящей покупке».

В чем же уникальность шеринг систем? Они принципиально меняют формулу экономических отношений. Вместо «товар/услуга – деньги – товар/услуга» используется подход «товар/услуга – время/общее использование». То есть необходимость иметь какой-то ресурс для обмена просто не возникает, поскольку самого обмена не происходит. Это позволяет всем ресурсам, пользование которыми ограничивалось правом собственности и из-за этого было неэффективным и не экологичным, свободно перераспределяться между нуждающимися в них людьми, делая ограничения такой экономики только объективными, то есть доступ к ресурсам может быть ограничен только их фактической нехваткой. 

Все четыре истории, которые были описаны выше, – это лишь малая часть моделей и совсем малая часть идей, которые были созданы людьми, стремившимися помочь себе и другим преодолеть трудные времена. Желающим ознакомиться с ними подробнее могу порекомендовать почитать книгу Бернарда Лиетара и Гвендолин Холсмит «Руководство по созданию валюты местных сообществ» в переводе выдающихся российских экономистов Артема Генкина и Максима Митусова.

Признаки неденежных экономических моделей

На первый взгляд, все эти модели кажутся очень разными, но, если посмотреть более пристально, у них есть много общего. И вот эти общие признаки, с моей точки зрения, могут помочь каждому создать и использовать свою модель или подобрать наиболее подходящую из уже имеющихся, чтобы сделать так, чтобы дефицит самого очевидного ресурса – денег, не стал препятствием к осуществлению личной или коллективной мечты.

Первый признак. Все виды неденежной экономики, прежде всего, работают с ресурсами, которые по тем или иным причинам находятся за скобками привычной товарно-денежной модели, и из-за отсутствия этих ресурсов на рынке, нам кажется, что их нет. Будь то не занятое время специалиста, простаивающие площади, приобретенные в собственность и неиспользуемые или редко используемые предметы или товары, на которые в силу их дороговизны или других качеств (например, уникальности) нет спроса, остатки на складах, или остатки под утилизацию, весь этот объем ресурсов «распаковывается» с помощью технологий неденежной экономики и вводится в оборот. И если объективно сравнить тот объем товаров и услуг, который выставлен на рынок, и тот объем, что уже приобретен в прошлом, то становится понятно, что товары и услуги на рынке это лишь малая «надводная» часть айсберга всех ресурсов, большую часть которых мы просто не замечаем. Концепции неденежной экономики меняют «угол зрения» и позволяют найти ресурсы там, где раньше нам казалось, что их нет.

Второй признак. Неденежная экономика (в силу самого своего названия) выводит из обменных процессов деньги, заменяя его чем-то другим, – временем, отношениями, заслугами – не важно. И если в традиционной системе, в которой человек или сообщество получают деньги, как отдельный товар извне,часто возникает ситуация, как в известном мультфильме «чтобы продать, что-нибудь ненужное, нужно купить что-нибудь ненужное – а у нас денег нет», то в случае банка времени, например, человек сам производит эмиссию (выпуск) своей валюты – тех часов, которые он готов вложить в систему, и ограничен только своими физическими возможностями. В случае экономики дарения эмиссия ресурса обмена (отношений и желания подарить и принять дар) тоже происходит от отношений между самими условными «покупателем» - одаряемым - и «продавцом» - дарителем. Таким образом, особую эффективность и востребованность системы неденежной экономики приобретают в условиях, когда традиционные деньги в силу тех или иных причин (от инфляции до дефолта) становятся дефицитом и не могут эффективно справляться со своей функцией. Насколько решение этой проблемы актуально для современной российской, да и международной экономической системы, пусть для себя решит каждый читатель. Остается лишь отметить, что поскольку нетрадиционные эквиваленты обмена (время, отношение, заслуги) чаще всего лишены еще одного признака денег – функции накопления и передачи, как отдельного товара, то необходимость их хранить – исчезает. Мы не сможем сохранить наши 24 часа свободного времени в сутки, накопить их или передать их другому, мы можем использовать или не использовать их только сами. Таким образом у эквивалентов обмена в неденежной экономике нет и не может быть собственной цены, они просто эквивалент и ничего больше. 

Третий признак. И этот признак я бы назвал, наверное, самым главным. Все модели, описанные выше, могут существовать только в одном случае – если члены сообщества смогут договориться о придании ценности чему-либо как эквиваленту обмена. Только этот общественный договор, когда существует коллективное признание времени, заслуг, отношений, да хоть раковин моллюсков, средством определения цены позволяет сообществу создать новую систему. Зачастую именно этот элемент неденежной экономики кажется самым сложным в исполнении. Ведь все мы разные и часто не можем договориться даже по очень простым вопросам, а тут такой сложный, необычный и неоднозначный. Но мы забываем об одной простой вещи. Привычные нам деньги тоже не обладаютсамоценностью. Их ценность определяет признание их всеми, как меры ценности. И если такое признание денег в силу каких-то причин исчезает, то они становятся обычными бумажками, и мы не раз наблюдали в истории, что использовать их можно тогда только разве что для оклейки стен вместо обоев.

Таким образом, условием достижения коллективной или индивидуальной мечты является наличие в сообществе договора о ценности и порядке обмена, который признается всеми сторонами. Определением меры такой возможности, с моей точки зрения, является понятие социального капитала, который является совокупностью актуальных или потенциальных ресурсов, используемых надежной сетью участников или институционализированных отношений взаимного знакомства и признания. Это основной компонент, дополняющий человеческий капитал, при этом он представляет собой связи между людьми, зависящие от норм поведения и доверия. У социального капитала не может быть индивидуального владельца или носителя. У доверия, признания, позитивного отношения, надежности в выполнении обязательств всегда есть как минимум две стороны – это ресурс всего общества. И мне кажется очень важным, что именно социальный капитал может стать ресурсом, который позволит обществу и его представителям – общественным организациям и гражданским активистам стать равноправными партнерами во взаимодействии трех сторон в системе «власть – бизнес – общество». Основной ресурс, которым пользуется бизнес, понятен – это традиционные деньги, у власти ресурсом является возможность императивного регулирования и принуждения к исполнению норм. Долгое время для меня было непонятно, что же может предложить общество и общественный сектор? И ответ нашелся в системах неденежной экономики. Общество может предложить социальный капитал – возможность и способность создавать внутри и между сообществами устойчивые договоренности о ценностях, продуцировать и поддерживать общественный договор.

Недаром именно в социальных проектах и деятельности общественных организаций проявляются и эффективно работают различные системы шеринга, фандрайзинга и краудфандинга, другие формы неденежной взаимопомощи. В этом направлении возможности развития общественных организаций огромны, и я верю, что российский «третий сектор» ими воспользуется.

О чем же хочется сказать в итоге?

Каждый вправе и волен выбирать для себя, что ему дороже, – реализация своей (коллективной) мечты или «священная корова» в голове, которая мешает идти вперед. Можно пытаться развиваться в традиционном мире товарно-денежных отношений – меньше тратить и больше зарабатывать, работать с деньгами не как со средством обмена, а как с товаром. А можно искать ресурсы и способы их «распаковки» там, где мало, кто ищет.

Конечно, иллюзий насчет того, что альтернативные системы в обозримом будущем изменят систему экономики в целом, нет. Но если взять, например, отрасль энергетики, там уживаются разные способы ее добычи – от сжигания дров и ископаемого топлива до ядерной или «зеленой» энергетики. И у каждой есть своя ниша, каждая используется там, где она больше всего подходит. Сегодня мир входит в эпоху экономической турбулентности – на этом мнении сходится большинство экспертов, и вопрос стоит так: либо отложить реализацию идей «до лучших времен», которые могут наступить через десятилетия, или искать варианты. Для меня ответ очевиден.

С чего же начать?

Полагаю, что можно дать несколько рекомендаций.

  • Создавайте сообщества и участвуйте в них.Наращивайте объем и разнообразие социальных связей на основе взаимного доверия сторон, исполнения обязательств и хороших отношений, основанных на общих ценностях.
  • Создавайте внутри сообществ собственные соглашения, определяющие эквивалент ценности не на основе принятой денежной системы. Не бойтесь экспериментировать и будьте готовы показывать примером, что это может работать, даже если сейчас никто не верит в такую возможность. Мнение большинства редко оказывалось верным на протяжении всей истории, и преодоление человеком силы притяжения земли, выход в космос, массовое внедрение компьютеров и интернета лишние (или не лишние) тому доказательства.
  • Распаковывайте ресурсы, которые «не купишь за деньги», и пользуйтесь ими для реализации своих проектов. Определяйте цену ресурса сообразно его необходимости для Вас и Ваших идей, а не по тому, какой у него бренд, сколько он стоит или находится ли он только в Вашей собственности. Вам нужен не сам молоток, а забитый в доску гвоздь. Учитесь смотреть на бюджет не как на строчки с ценой и цифрами, а как на конкретные товары, услуги и предметы, которые Вам нужны.

Уверен, что у систем неденежной экономики очень большое будущее, и в ближайшие годы мы увидим много новых форм и способов более эффективного достижения целей, которые будут рождены умом искателей, энтузиастов и инноваторов. 

mikhail meltcer 1

Михаил Мельцер
Просмотров: 163