Золото Бухары

В годы гражданской войны на территории современного Узбекистана произошла ещё одна таинственная история, история исчезновения казны последнего эмира Бухары из династии Мангыт Сейида Алим-хана.

За полтора столетия своего правления в подвалах цитадели Арк в Бухаре (ныне здесь расположен Бухарский государственный архитектурно-художественный музей-заповедник) мангыты накопили несметные сокровища. К концу своего правления состояние эмира оценивалось в 150 миллионов золотых рублей (для сравнения: золотой запас Туркестанской Республики, похищенный в дни Осиповского мятежа, составлял всего 8 миллионов).

В ходе Бухарской операции 29 августа – 2 сентября 1920 года Алим-хан был свергнут Красной Армией, бежал в Восточную Бухару, а потом в Афганистан, где и умер в 1944 году. Версий о том, куда делись сокровища эмира, несколько, и все они, в общем-то, не исключают, а дополняют друг друга.

Наиболее популярная версия, назовём её народной, впервые была изложена писателем Евгением Березиковым в книге «Легенды и тайны Узбекистана», изданной в 1991 году. Народной эту версию можно назвать потому, что истории, изложенные в книге, были лично собраны писателем в течение многих лет своей жизни в Узбекистане.

Легенда гласит, что золото эмира было спрятано в горах между Шахрисабзом, Яккабагом и Байсуном в некоем каньоне. Рискованной операцией руководили доверенные лица эмира: командир гвардии Калапуш и предводитель дервишей Даврон. Само собой разумеется, что все участники операции и все, кто имел хоть какое-то касательство к тайне, были убиты, включая и самих руководителей Калапуша и Даврона. В живых, как и положено в таких историях, остался один лишь эмир.      

Народные версии, конечно же, нельзя считать истиной в последней инстанции, но на чём-то они всё же основаны. Дыма без огня не бывает. Вполне возможно, что какая-то часть сокровищ действительно была спрятана в горах. Какая-то, но не вся. Если отряду Осипова для перевозки 8 миллионов рублей понадобилось 100 лошадей, то для 150 миллионов людям эмира понадобилось бы не менее 1500 лошадей. Незаметным такой караван пройти не мог, и отправлять его куда-то было бы полным безумием. Куда же делась остальная часть эмирской казны?

Многие источники подтверждают, что какую-то часть Алим-хан взял с собой при бегстве из Бухары. Березиков пишет о трёх тяжелогружённых лошадях с несколькими мешками драгоценностей и слитками золота. Упоминания об этом есть практически во всех художественных произведениях советских писателей на эту тему. Причём, что-то было брошено им при отступлении и захвачено красноармейцами. Но всё своё состояние ввиду его огромных масштабов эмир вывезти никак не мог. Большую часть он просто вынужден был оставить в Арке.

zoloto emira 1

На фото: Последний эмир Бухары из династии Мангыт Сейид Алим-хан (1880-1944)

В сети можно найти много статей о том, что казна эмира была попросту разграблена при штурме Бухары частями Красной Армии. Неприглядная история эта даже якобы стала предметом разбирательства ВЧК, по которому проходило более 100 человек. Пишут даже, что товарищ Дзержинский задал кому-то вопрос: «Куда девалось золото эмира бухарского на 15 миллионов золотых рублей?» Можно найти и ответ на этот вопрос: «После сдачи Бухары начались поджоги и невероятные грабежи и мародёрство. Все богатства, содержащиеся в подвалах и кладовых Регистана, разграблены, громадные несгораемые шкафы разбиты, разломаны», «после взятия Бухары военнослужащие занялись разграблением ценностей эмира, в том числе золота, сукна, шёлка», «переброшенная на Южный фронт интернациональная бригада Э.Кужело щеголяла саблями, усыпанными редкими по величине драгоценными камнями с золотыми эфесами и ножнами тончайшей работы», «грабёж был и грабёж безобразный, но остановить его было нельзя». Даже самого товарища Фрунзе обвиняли в присвоении «золотой палки, бриллиантовой звезды и золотого револьвера».

Конечно же, стопроцентными доказательствами того, что всё было именно так, эти сведения, наверное, считать нельзя, мало ли что пишут в Интернете, но косвенных признаков того, что вышеописанная неприглядная картина могла иметь место, очень много.

Во-первых, в отличие от Туркестана, который достался большевикам как бы в наследство от Российской империи, на территории Бухарского эмирата формально красноармейцы являлись иностранными интервентами. Бухарский эмират не входил в состав Российской империи, это было вассальное, зависимое от Российской империи государство, а после того как империя развалилась, эмират стал независимым. И правительство Советского Туркестана независимость эту признало, причём дважды: сначала в декабре 1917 и повторно в марте 1918 года после первой провальной попытки захватить Бухару в ходе так называемого похода Колесова, человека, на тот момент возглавлявшего туркестанское правительство. Во-вторых, штурм Бухары был в общем-то, варварским. Авиация Фрунзе практически полностью разрушила исторический центр города, фотографии после бомбардировок выставлены в музее Арка: восточная часть крепости, например, представляет собой уже всего лишь археологический заповедник. Иностранная армия, не щадившая город при штурме, вполне могла и помародёрствовать. Это, увы, явление очень частое.

А вот какая любопытная сцена описана в знаменитом в своё время, а ныне, к сожалению, забытом романе «Это было в Коканде» советского писателя Николая Никитина. Сцена происходит в ходе пленения в цитадели Арк кушбеги (главного визиря) эмирата:

«- Всё расскажу. Всё. Я приведу вас к подвалам эмира, - забормотал кушбеги. – Идём скорее, идём!

Отряд вместе с толпой двинулся к южной части цитадели.

Там под покоями эмира, на большом дворе тянулась двухэтажная галерея, застланная коврами. Огромные замки висели на дверях галереи. Переводчик из освобождённых, бывший раньше придворным служителем эмира, рассказал Сашке, что в этих амбарах хранятся ценности, золото и серебро. Сашка расставил часовых.

- Ломайте замки! Там богатство, - сказал кушбеги.

Он думал, что раскрытые кладовые могут свести с ума людей и благодаря этому он спасётся. Он обвёл рукой галерею, точно хозяин, приглашающий гостей.

- Теперь всё ваше, - добавил он. – Берите!»

Как и положено в советских художественных произведениях, красноармейцы на призыв кушбеги не клюнули, к сокровищам эмира не притронулись, главного визиря увели, куда следует, и вот какой любопытный диалог происходит между бойцами далее:

«- На богатства зол я. Запалил бы все богатства сразу с четырёх концов!

- Зачем добро палить? Народу отдадим, - сказал Лихолетов.

- Народу, конечно, хорошо. Да ведь на всех его не хватит!

- Конечно, не раздавать его, - сказал Сашка. – Но на эти богатства можно сделать какое-нибудь хорошее дело, в общую пользу.

- Так-то оно так. Да я боюсь, -спорил Куличок, - как бы вместе с общей пользой к рукам бы кое-кому не прилипло. Золотишко-то само прилипает. И не хочешь, а возьмёшь.

Бойцы засмеялись.»    

Надо сказать, что писатель Никитин был человеком весьма информированным, по его собственным словам, «слыхал я лично рассказы М.В.Фрунзе о Средней Азии, о борьбе советских людей за освобождение Бухары от феодальной власти эмира. Дмитрий Фурманов, соратник Фрунзе по этим походам, также делился со мной своими воспоминаниями». Поэтому, учитывая информированность Никитина, вышеприведённый отрывок можно считать доказательством того, что золото эмира в цитадели Арк было действительно найдено. Сказано даже, где это всё было обнаружено, в южной части цитадели. Не сказано только куда это добро делось потом. Может его отдали народу, как надеялся боец Лихолетов, а может и к кому оно и прилипло, как опасался боец Куличок.

И наконец, последняя версия. В статьях, посвящённых этой теме, часто пишут о документе, обнаруженном таджикскими учёными во время их работы в Российском государственном архиве. Документ является описью, отпечатанной на пишущей машинке объёмом 48 листов, и перечисляет материальные ценности бухарского эмира. Здесь и драгоценные камни, и деньги, и золото, и серебро - всего 1 193 порядковых номера. Ценности, указанные в описи, были упакованы в сундуки и мешки и в декабре 1920 года отправлены эшелоном сначала в Ташкент, а затем и в Москву. Правда, копией этой описи таджикские учёные с читателями решили не делиться, но утверждают, что это и есть самая полная казна эмира.

Но если и это неправда, если не было ни грабежей, ни эшелона в Москву, куда же всё-таки делось это богатство? Ответа на этот вопрос, наверное, не знает никто.

Нам же остаётся довольствоваться малым. Приехать в Бухару, подняться к воротам Арка и войти в музей. Сокровищ мы здесь не найдём, но и то, что осталось от бывшего хозяина, представляет большой интерес, и для музея это немало: посуда и мебель, ювелирные изделия и одежда, ткани и головные уборы, обувь и художественная вышивка, кожаные изделия и коллекция ковров, фарфор и керамика, мраморные, медно-чеканные изделия и изделия из дерева.

zoloto emira

На фото: Цитадель Арк в Бухаре

Вадим Левин, Ташкент

Фото: С.М. Прокудин-Горский, 1911

На заглавном фото: Летняя резиденция бухарского эмира - дворец Ситораи Мохи-Хоса

Добавить комментарий

Защитный код