Новые вызовы и горизонты импортозамещения ЕАЭС

Стратегические задачи по импортозамещению в странах ЕАЭС ставились ещё задолго до событий этого года.

Участники евразийской пятерки неоднократно заявляли о важности обеспечения продовольственной безопасности и естественного вытеснения заменимых импортных товаров в пользу продукции предпринимателей-резидентов торгового блока. Значимость этих инициатив была продиктована целями обеспечения продовольственной безопасности, развития собственного обрабатывающего производства и защиты самых разных отраслей экономики от потенциального влияния мировых кризисных и геополитических процессов.

Актуальность принимаемых мер подспудно подтвердила и пандемия, влияние которой на мировой товарообмен всё ещё ощутимо. Тем не менее, именно рекордное количество санкций и торгово-экономических ограничений по отношению к крупнейшей экономике ЕАЭС сегодня выводят задачи внутриблокового импортозамещения на совершенно новый уровень.

Справедливо будет отметить, что работа по этому направлению в Евразийском экономическом союзе велась не самыми ударными темпами. Многие запланированные в 2014-2015 гг. показатели импортозамещения по наднациональной отраслевой структуре до сих пор не достигнуты. Некоторые инициативы сторон остаются в декларативной среде, и всё ещё не получили практического воплощения. Примером могут служить общие программы финансирования импортозамещения со стороны Евразийского банка развития и других институтов, которые пока только инициированы. К тому же в рамках реализации собственных внутригосударственных программ участники ЕАЭС рассматривают импортозамещение в качестве инструмента протекционизма и наращивания доли своих производителей в системе общего рынка. Хотя это, конечно, естественный конкурентный процесс.

С другой стороны, утверждать, что программа евразийского импортозамещения не состоялась тоже нельзя. В этом отношении уже до 2020 года можно было выделить определенные успехи в агропромышленном комплексе, химической промышленности, фармацевтике, машиностроении, автомобилестроении. К примеру, в условиях поступательного роста потребления промышленных товаров до 2020 года, доля импортной промышленной продукции в ЕАЭС сократилась на 3%. При этом первый год пандемии также снизил импортируемую долю промышленных товаров уже автоматически, что было продиктовано в том числе мировыми логистическими проблемами и повсеместным локдауном. Государства Евразийского союза были вынуждены экстренно нарастить импортозамещение в сфере производства потребительских и медицинских товаров.

Помимо снижения доли ввозимых товаров стоит отметить институциональное и правовое сближение стран ЕАЭС. На уровне Евразийской экономической комиссии принимаются множественные программы по импортозамещению, и часть из них находит отклик среди участников рынка. Кроме того, эти меры можно оценить позитивно с позиции важности унификации подходов к импортозамещению со стороны всех государств блока и их профильных ведомств. К слову, в период пандемии в ЕЭК даже разработали карту индустриализации союза, которая направлена на «раскрытие импортозамещающего потенциала производителей».

В свою очередь наблюдаемые глобальные изменения в мировой торговле и беспрецедентное санкционное давление на Россию просто не оставляют государствам ЕАЭС другого выбора, кроме как наращивать собственные производственные мощности во всех отраслях экономики. Однако здесь всё-таки важно соблюдать баланс. Импортозамещение не должно сказаться негативно на простых потребителях, даже несмотря на то, что запад сам «выталкивает» многие страны, и, прежде всего, Россию с мирового рынка. Иными словами, нынешний этап политики импортозамещения всё ещё должен акцентироваться на уже определившихся приоритетных отраслях.

Речь идет прежде всего о фармацевтической отрасли и сфере производства медицинских товаров, агропромышленном комплексе и лёгкой промышленности. В первом случае странам Евразийского союза предстоит закрыть очень рисковый разрыв между импортируемыми медицинскими препаратами и медицинскими товарами и их аналогами из ЕАЭС. Отчасти текущие угрозы нивелируются за счет готовности сотрудничества в этой сфере стран Юго-Восточной Азии и Индии, а также некоторых гарантий западных фармкомпаний. В краткосрочной перспективе риски здесь минимальны. Тем не менее, уже среднесрочный сценарий импортозамещения должен включать в себя максимальное самообеспечение ЕАЭС стратегически важной медицинской продукцией.

Аналогичные ориентиры стоят и в сельском хозяйстве. Всё ещё большая доля семенной базы евразийцев приходится на импорт. Это значит, что перед странами ЕАЭС стоит задача глобальной трансформации селекции и семеноводства, где главной целью станет формирование востребованности отечественного семенного фонда. Для этого евразийской пятерке важно поддерживать профильных предпринимателей, и в целом перевести этот сектор бизнеса в разряд привлекательных направлений предпринимательской деятельности.

Потенциальные инструменты-импульсы этой работы также не надо выдумывать. Сегодня главным механизмом наднационального импортозамещения ЕАЭС является кооперация производства между государствами торгового блока. Однако система кооперации должна носить сложный характер, при котором будут производство различных промежуточных товаров будет взаимодополнять друг друга, а не дублировать.

Алексей Чекрыжов

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Просмотров: 590