Проблемы образовательной миграции из стран Центральной Азии обсудили в Казани

Круглый стол, посвященный особенностям образовательной миграции из стран Центральной Азии, а также технологиям адаптации иностранных студентов в России, прошел в Казани 27 января.

Организатором мероприятия выступила Автономная некоммерческая организация «Институт исследований Центральной Азии».

Многократный рост темпов развития образовательной миграции по всему миру, и в частности, в странах СНГ, выводит темыформирования тщательно продуманной миграционной политики государств и адаптации иностранных студентов в новых условиях жизни на самый верх международной повестки дня – такой посыл стал лейтмотивом прошедшего круглого стола.  Выступающие эксперты отмечали, что образовательная миграция сегодня оказывает влияние на положение дел в целом ряде сфер: экономике государств, внешней и социальной политике. Причем речь идет как о странах-реципиентах, так и странах-донорах.

Так, например, открывая круглый стол, начальник Управления по реализации национальной политики департамента Президента Республики Татарстан по вопросам внутренней политики Данил Мустафин отметил, что глубокое изучение проблем образовательной миграции сегодня крайне актуально по целому ряду причин.

- При поступлении в российские вузы иностранных студентов люди, работающие с ними напрямую, а также специализированные ведомства должны владеть информацией, позволяющей максимально эффективно провести процесс адаптации, в полном объеме. Мы должны учитывать их культурные особенности, нюансы профессиональной подготовки, и все это должно быть закреплено, в том числе, и в наших образовательных программах. Эта тематика более чем актуальна для России, в том числе из-за темпов роста образовательной миграции. Изучение этого сегмента миграции играет роль как для реализации государственной национальной политики, так и для принятия верных решений в области международных отношений, - обозначил Данил Мустафин.

Число иностранных абитуриентов в России растет «как на дрожжах»

Темпы роста образовательной миграции, если говорить о России как стране-реципиенте, действительно впечатляют. Так, например, в 2017 году количество иностранных обучающихся в университетах, входящих в консорциум вузов-экспортеров высшего образования составляло 220 тысяч человек, в 2018-м – уже 240 тысяч (по данным проектного офиса «5-100» - прим. авт.). В 2019 году этот показатель приблизился к 300 тысячам в целом по стране (по данным Министерства науки и высшего образования – прим. авт.). А за ближайшие пять лет, согласно целям федерального проекта «Экспорт образования», количество иностранных студентов, обучающихся в России должно увеличиться еще в два раза.

К слову, важным замечанием стало уточнение директора научных программ АНО «Институт исследований Центральной Азии» Андрея Большакова о том, что сегодня в России нет вузов, которые не ставили бы перед собой задачу по привлечению иностранных абитуриентов. Этот процесс касается небольших университетов в той же мере, что и крупных ведущих российских высших учебных заведений.

Статистика свидетельствует: в России больше всего образовательных мигрантов из стран Центральной Азии

При этом доля образовательных мигрантов из стран Центральной Азии очень высока. Поэтому держать в фокусе внимания особенности этого процесса в Центрально-Азиатском регионе России необходимо, убежден доцент кафедры международных отношений, мировой политики и дипломатии Казанского федерального университета Василь Сакаев.

Его слова подтвердили и данные, приведенные впоследствии доцентом кафедры международного и конституционного права Кыргызско-Российского Славянского университета и сотрудника Дипломатической академии МИД Кыргызской Республики Айдара Джумагулова. По его словам, наибольшее число молодых кыргызстанцев, принимающих решение поступать в зарубежные вузы, выбирают для себя университеты России.

- Среди факторов, влияющих на решение граждан Кыргызстана обучаться за рубежом, более высокий уровень качества образования, более широкий выбор направлений подготовки, возможность изучения новых языков, возможность дальнейшего трудоустройства в противовес высокому уровню безработицы в Кыргызстане. Сегодня 1/3 ВВП страны составляют переводы мигрантов из-за рубежа – это бонус миграции для государства, закономерный минус – так называемая «утечка умов». Однако при том высоком уровне рождаемости в стране, который сейчас имеется, какими бы темпами не росла наша экономика, мы не сможем обеспечить всех рабочими местами. Поэтому рост образовательной миграции – это скорее плюс, нежели минус, - поделился Айдар Джумагулов.

Причина неудовлетворенности качеством образования –недостаточное владение русским языком

Особое внимание следует обратить на тот факт, что, согласно данным мониторинга удовлетворенности качеством получаемого высшего образования, проводимого регулярно Министерством науки и высшего образования, с 2015 по 2018 года процент студентов, давших негативную оценку, значительно вырос – с 40 до 78%, сообщил Василь Сакаев. Но речь идет не только и не столько о качестве предоставляемого образования, а, в первую очередь, о готовности самих иностранных студентов впитывать транслируемые знания. В частности, крайне остро стоит вопрос об уровне знания русского языка, на котором реализуется подавляющее большинство образовательных программ в российских вузах.

- Если иностранный студент не владеет русским языком в достаточной степени, значит, большую часть учебного материала он просто не понимает. Решение этой проблемы лежит на поверхности – необходимо проводить специализированные подготовительные курсы. К примеру, предварительно иностранным абитуриентам в обязательном порядке необходимо оканчивать специализированный подготовительный факультет – например, по итогам тестирования на знание русского языка, если его результаты неудовлетворительны. Это правило отлично работает на территории России в отношении мигрантов из дальнего зарубежья. Однако пора признать, что зачастую выходцы из стран СНГ, которые ранее заведомо попадали в категорию лиц, владеющих языком, в современных реалиях тоже не знают русский на нужном уровне.  Необходимо менять подходы, - заявил Василь Сакаев.

Подготовительный факультет как обязательный этап

Раскрывая более детально процесс предварительной работы с абитуриентами из-за рубежа, декан подготовительного факультета для иностранных учащихся  Казанского федерального университета Тимирхан Алишев рассказал, в частности о возможных формах обучения, предлагаемых в одном из ведущих вузов России.

- Сегодня мы реализуем образовательные программы разной длительности: полгода, год и полтора года – в зависимости от исходных знаний абитуриента. Также мы работаем над формированием цифровой образовательной среды – созданием бесплатных языковых онлайн-курсов, в том числе для школьников, совсем не знакомых с русским языком. Это позволит потенциальным студентам Казанского университета начинать погружаться в языковую среду еще до приезда в Россию. Остается актуальной проблема с произношением, пока она решается уже в рамках обучения непосредственно в Казани. Однако мы приступили к совместной работе с разработчиками широко известной платформы «SkyEng» по созданию ресурса для изучения русского языка как иностранного, на базе которого будет решаться и упомянутая проблема, - рассказал Алишев.

Еще одной знаковой инициативой на этом направлении – уже всероссийского масштаба – является выделение финансирования на создание специализированных ресурсных центров по подготовке иностранных абитуриентов к поступлению в российские вузы за пределами Российской Федерации. В прошлом году конкурс на создание пяти таких структур выиграл Российский университет дружбы народов, однако Казанский федеральный университет был вторым, и отставание было незначительным – всего на 10 пунктов. Следующий же за ним вуз был далеко позади – разница в более чем 100 пунктов. В этом году Казанский университет вновь примет участие в конкурсе, и шансы на победу в нем у вуза очень велики.

При этом главным конкурентом России на рынке образования в странах Центральной Азии выступает Китай. В том числе и в рамках создания подобных центров. Об этом сегодня также говорили эксперты из Центрально-Азиатского региона, в частности Айдар Джумагулов. Эксперт подчеркнул, что, помимо работы профильных центров подготовки, КНР активнее предоставляет образовательные гранты выходцам из центральноазиатских республик. Количество таких грантов со стороны России несопоставимо с масштабами страны и числом действующих на ее территории вузов. Что же касается предварительной подготовки, в этих странах, как, впрочем, и по всему миру, широко ведут свою деятельность и Институты Конфуция, что меняет ситуацию в выборе страны для получения высшего образования не в лучшую для России сторону.

Адаптация: что нужно делать, как именно и каковы будут результаты?

Переходя к рассмотрению проблем интеграции студентов из-за рубежа в российское общество, начальник отдела адаптации иностранцев Департамента внешних связей Казанского федерального университета Сергей Цветков отметил, что в работе с поступающими из других стран абитуриентами крайне важно учитывать особенности их менталитета.

- Например, в области отношения выходцев из стран Центральной Азии к женщинам – необходимо проводить работу с ними в этом направлении, объясняя реалии российского общества. Кроме того, для большей эффективности процесса адаптации при заселении нужно расселять их вперемешку с представителями других национальностей, в частности с россиянами. Поскольку по окончании университета иностранные граждане зачастую остаются работать в стране, нужно вовремя прививать им культурные особенности, нормы и ценности российского общества, - подчеркнул спикер.

Работа со студентами в вузах должна быть многоуровневой – на уровне студенческих объединений и старост, кураторов, заместителей директоров институтов или деканов факультетов по социально-воспитательной работе и специализированных структур таких, как Департамент внешних связей в Казанском федеральном университете. Важно также интегрировать их в уже существующие на территории проживания диаспоры – общение с уже интегрированными в российское общество соотечественниками также позволит ускорить процесс адаптации.

Вынужденные образовательные мигранты. Такое бывает?

Отдельное внимание эксперты уделили так называемым «вынужденным образовательным мигрантам», или, проще говоря, детям трудовых мигрантов. Говоря об этой части проблематики миграционной политики, доцент кафедры конфликтологии Института социально-философских наук и массовых коммуникаций КФУ Наталья Шибанова отметила, прежде всего, необходимость создания в России комплексного системного подхода к адаптации и интеграции мигрантов. Сегодня в стране «на местах» делается многое в этой области, однако не хватает стабильности в плане так называемой работы «сверху», отметила эксперт, в том числе в сфере определения ответственного за это направление деятельности ведомства.

- В 2010 году в ФМС было образовано Управление содействия интеграции. Но в 2016 году ФМС была упразднена, ее функции и полномочия переданы Главному управлению по вопросам миграции МВД РФ, а уже в 2017 году ответственным за социальную и культурную адаптацию мигрантов стало ФАДН. Постоянная смена структуры, отвечающей за работу с иностранными гражданами на территории страны, не позволяет выстроить столь необходимую сегодня системную методически выверенную программу в этой области, - подчеркнула Шибанова. – При этом уже несколько лет назад в России был разработан профильный законопроект, однако до сих пор он не стал законом.

Очевидно, важность работы с детьми мигрантов недооценена. Но дети мигрантов – мощный транслятор интеграции и адаптации в свои семьи, зачастую они – агенты этих процессов. Работая с ними, можно добиваться положительных результатов и в области интеграции взрослых мигрантов.

Имеющееся же положение дел приводит к тому, что «на местах», как уже было упомянуто, работа ведется, но опять же не системно. Как обозначила доцент кафедры начального образования, сотрудник научно-образовательного центра Казанского федерального университета «Миграционная педагогика» Чулпан Громова, учителя, работающие с детьми мигрантов, решают возникающие проблемы исключительно за счет собственной инициативы. Они дополнительно занимаются с ними по предметам и помогают им овладеть русским языком в свое свободное время, а также вовлекая их в различного рода культурные мероприятия, проходящие на площадках школ. И вопрос не только в том, что этот труд не оплачивается дополнительно, а, следовательно, степень мотивации зависит только от личности педагога и может падать по субъективным причинам, но и в том, что педагоги действуют, фактически опираясь исключительно на личные представления о том, как можно помочь таким детям. Они не имеют под рукой каких-либо методик работы, которые позволили бы сделать эту работу более эффективной.

Однако радует тот факт, что учителя готовы работать с детьми мигрантов, случаи ксенофобии и мигрантофобии в школах сегодня еще встречаются, но уже редки.

- По данным исследования, проведенного сотрудниками упомянутого НОЦ, результаты которого были интерпретированы в соответствии с социальной шкалой Богардуса, социальная дистанция по отношению к представителям Центральной Азии равна 3,97 пунктам, где показатели 1-3 обозначают «Слияние», а 4-5 – «Толерантность», - рассказала сотрудница НОЦ, доцент кафедры начального образования Резеда Хайрутдинова.

Отметим, что в исследовании приняли участие 355 учителей из Москвы и различных городов Татарстана.

Выпускники и отчисленные: незащищенные категории образовательных мигрантов

Еще один важный вопрос, по мнению Василя Сакаева – что происходит с иностранными студентами по окончании обучения? По его словам, Россия только начинает сталкиваться с этой проблемой, поскольку существенный наплыв абитуриентов из-за рубежа стал ощущаться со старта проекта «5-100» в 2012 году, нацеленного на включение пяти российских университетов в топ-100 вузов мира. Сейчас первые волны образовательных мигрантов завершают свое обучение, и значительный процент иностранцев планирует остаться в России. В связи с этим крайне актуальными становятся вопросы, насколько они интегрированы в российское общество и насколько они востребованы на рынке труда страны, смогут ли они реализовать себя в профессии. Это будет напрямую влиять на стабильность положения дел в Российской Федерации, поскольку отсутствие самореализации создает условия для социально-психологического кризиса человека.

В еще большей степени это касается отчисленных за неуспеваемость иностранных студентов – они также предпочитают оседать на территории страны-реципиента, отметил Андрей Большаков. По данным, приведенным экспертом, в России отчисляют около 35% студентов из-за рубежа, при этом 15% - уже на первом курсе. Вопросы, связанных с решением проблем выпускников российских вузов и отчисленных из них, сегодня также стоят во главе угла, резюмировал директор научных программ АНО «Институт исследований Центральной Азии».

Просмотров: 337