Революция 1917 года предоставила бывшим национальным окраинам в рамках СССР собственную государственность

В Астане 21 ноября пройдёт Международный круглый стол «Пространство возможностей ЕАЭС: образ будущего», организованный Экспертным клубом  «Сибирь-Евразия» (Новосибирск) и Центром аналитических исследований «Евразийский мониторинг» (Астана).

Накануне мероприятия пресс-служба Экспертного клуба «Сибирь-Евразия» задала несколько вопросов о предстоящем событии советнику президента по внешнеэкономической деятельности Томской ТПП Эдуарда Владимировичу Беляеву.

- Эдуард Владимирович, с появлением ЕАЭС как структуры что изменилось в бизнес-взаимодействии между странами, вошедшими в этот Союз?

- Изменилось очень многое. Прежде всего – упали таможенные барьеры. Ведь необходимо вспомнить, для чего ЕАЭС изначально создавался? А создавался он для достижения свободы по четырём позициям: свободы передвижения товаров, услуг, капитала и рабочей силы. Сейчас в большей или меньшей степени нормально ЕАЭС работает по двум позициям – перемещения товаров и рабочей силы. В отношении услуг и капитала ещё есть проблемы. Тем не мене, таможенные границы ушли. И свобода перемещения товаров практически полная. А то, что нет таможенных пошлин сказывается на стоимости товаров. Это очень хорошо повлияло на динамику товарооборота.

И если приграничная торговля России с Казахстаном и без того была очень активной, то для Кыргызстана и Армении вхождение в ЕАЭС явилось мощным фактором, стимулировавшим экономический рост. В частности до вступления в ЕАЭС барьером для сбыта кыргызских товаров в России являлся Казахстан. После вступления в ЕАЭС эта проблема была устранена. Другое дело, что у Кыргызстана есть внутренние трудности, связанные с отсутствием сертификатов и фито-санитарного контроля. Но в любом случае, для Кыргызстана это был большой прорыв. И мы видим, что после вступления в ЕАЭС только у Томской области произошёл двукратный рост торговли с Кыргызстаном в обе стороны.

- Эдуард Владимирович, Вы обозначили основные положительные моменты от создания ЕАЭС. А с какими ключевыми проблемами сталкивается региональный сибирский бизнес, взаимодействуя с бизнесом других стран на пространстве ЕАЭС?

Можно сказать, что на пространстве ЕАЭС у сибирского бизнеса практически проблем нет.Есть маленькие ложечки дёгтя в этой большой бочке мёда, но они совершенно некритичны. Если сравнивать работу какой-нибудь региональной компании с одной и той же продукцией (например, фильтрующие среды для воды) на казахстанском направлении и, скажем, на китайском, то разница будет принципиальной. Хотя запрос на водоочистку практически одинаковый, но прорваться на китайский рынок с их протекционистскими барьерами практически нереально. Поэтому работать на пространстве ЕАЭС российским компаниям очень комфортно.

Можно сказать, что после того как ЕАЭС заработал, для бизнеса стран в него входящих появились новые интересные возможности. Например, российская компания может войти на другой региональный рынок через страну ЕАЭС. В Томске есть компания, которая производит биомороженое. Это известная марка. И даже Президент России дарил это мороженое Си Дзиньпиню на встрече. Однако эта компания не могла прорваться на московский рынок. И чт они сделали? Они поехали с томской бизнес-миссией в Минск, заключили там контракт с крупной сетью, торгующей молочной продукцией. И из-под неё вошли на московский рынок.

Какие перспективные направления и точки роста существуют для развития бизнес-контактов на пространстве ЕАЭС?

Точек роста очень много. Нужно помнить, что, как ни крути, рынок ЕАЭС всё же не очень ёмкий. Двести с небольшим миллионов – это не так много в глобальных масштабах. И даже с возможным расширением ЕАЭС значимого прироста рынка не произойдёт. Что тогда делать? И вот здесь Евразийская экономическая комиссия поступает очень грамотно. Она начинает прорабатывать договоры о зонах свободной торговли с рядом стран: Вьетнамом, Индией, Ираном и др. И это даёт возможности бизнесу, не только российскому, но и, например, казахстанскому и кыргызстанскому, выходить на большие зарубежные рынки именно через соглашения о зонах свободной торговли. Тот же Вьетнам – это не очень большая страна и не очень большой рынок, но это ворота в АСЕАН. Если какая-нибудь казахстанская компания через структуры ЕАЭС войдёт на рынок Вьетнама и создаст там совместное предприятие, то через него она сможет попасть на рынок и Таиланда, и Индонезии, и Японии.Поэтому использование зон свободной торговли - это и есть первое перспективноенаправление.

Вторая точка роста – это использование потенциала традиционных контактов между странами ЕАЭС и третьими странами. О чём идёт речь? Поясню. Например, для томских компаний большая проблема напрямую войти на иранский рынок. Но у томичей очень хорошие контакты с армянским бизнесом, а у тех – с иранцами. Во время визита армянской делегации в Томск в июне этого года была достигнута договорённость, что армянские партнёры создадут для томских товаров «зелёный коридор» на Иран.

Третье направление – это использование транспортной инфраструктуры. Преимущественно речь идёт об использовании возможностей Казахстана и Кыргызстана в привязке к проекту Экономического пояса шёлкового пути.

Все эти вопросы мы и будем обсуждать с казахстанскими коллегами на Международном круглом столе «Пространство возможностей ЕАЭС: образ будущего».

 

Добавить комментарий

Защитный код