Нужны ли экспертам СНГ общие принципы работы?

Общественный интерес к экспертам и экспертным центрам в сфере международных отношений (и не только) за последнее время заметно вырос.

Телевиденье, интернет и иные масс-медиа транслируют экспертные оценки по широкому спектру вопросов, что свидетельствует о развитии институтов гражданского общества и закреплении института экспертизы в общественно-политической системе.  Эксперты становятся своего рода «проводниками» в массы популярных и непопулярных социальных, административных, экономических решений, оказывают им интеллектуально-аналитическую поддержку и «завоёвывают» аудитории. 

Однако на сегодняшний день главная проблема экспертных организаций заключается в том, что ещё до конца не определены показатели и критерии их эффективности, а социальный заказ хоть и имеется на эти институты, но общийэффект от их деятельности (которыйприсутствует) ещё явно не закреплен в общественных отношениях. 

Экспертное сообщество в формате СНГ – это, в своём большинстве, высококвалифицированная и интеллектуально-подготовленная группа, имеющая разносторонний предмет и объект своей творческой деятельности, но не единая. 

Иерархичность экспертных сообществ - явление объективное, не нуждающееся в пояснении (например, имеются экспертные центры при солидных образовательных, или академических учреждениях, или независимые экспертно-аналитические компании). Но в тоже время может ли работа всех этих центров и отдельных экспертов строиться на общих принципах?

Можно предположить, что между всеми экспертными организациями, отдельными экспертами, работающими в СНГ и занимающимися вопросами СНГ, складываются бессистемные, но институциональные связи.

Почему именно институциональные?

Наверное, потому что эти отношения отражают всю сущность институционализма: экспертная коммуникация как организация, учреждение, союз; экспертная коммуникация как норма, договорные отношения, профессиональные правила поведения; экспертная коммуникация как тип определённого поведения, культуры общения. Отношениями между экспертами СНГ, по крайней мере, представлены всеми известными формами и сюжетами институционализма.

Даже не вдаваясь в строгий научный анализ, становится очевидным, что институт экспертной деятельности на просторах постсоветского пространства, даже сам по себе, является особым социальным маркером, скрывающим в себе потенциал для дальнейшей интеграции по различным вопросам.

В отличие от наших западноевропейских и американских коллег, эксперты на постсоветском пространстве (даже с диаметрально противоположными взглядами) являются друг другу понятными априори. Что, наверное, в том числе можно объяснить культурой, ментальностью, схожими историческими и социальными кодами, исторической памятью и т.п.

У постсоветских экспертов в области международных отношений во многом очень схожие позиции по ключевым вопросам современного миропорядка и развития Большой Евразии.  Да, они не идентичны, но в своей массе близки, как минимум, в своей логике и исполнении. Мы не только очень часто говорим на одном языке, но и чувствуем друг друга, тянемся друг к другу. Примеров можно привести уйму. И это не только политика, это и спорт, вопросы безопасности, социальной справедливости и т.д.

Но чего тогда не хватает сегодня постсоветским экспертным коммуникациям? 

Самое первое. Отсутствует единая методология институционального обеспечения экспертной работы на постсоветском уровне. Проводится смешение или отождествление различных понятий, институт экспертной работы, экспертные организации, экспертные центры, экспертные институты, академические центры, эксперты-аналитики, эксперты-исследователи, политологи и т.п.

Чего ещё нет? Общих правил и процедур. Подготовка и принятие общих решений, доведение их до «финальной точки», контроль за исполнением (по возможности).

Более того многие ключевые формулы экспертной деятельности, которые закладывались ещё в начале 90-х годов на просторах постсоветского пространства, на сегодняшний день уже отслужили своё и нуждаются в переосмыслении.

Приведу несколько наиболее ярких примеров.  

Формула «полицентричности», а не «многополярности». 

В самом начале после распада СССР (в условиях агрессивно-неконструктивного подхода США к странам бывшего социалистического блока) возникла реальная угроза установления американоцентричного «однополярного мира». Но ситуация сегодня иная, многие задачи на международном уровне решились. На постсоветском пространстве между странами установлены теплые, братские отношения. Поэтому и риторика должна несколько сместиться. Нам не нужен конфликт с Западом, мы не ищем себе стратегических оппонентов. Постсоветский мир выступает за полицентричность.

В чём же разница этих понятий?

Многополярность подразумевает наличие как минимум двух центров глобального управления, которые находятся по отношению кдруг другу в «contra», т.е. имеют «полярные» (противоположные, несовместимые) взгляды.

Полицентричностьсвидетельствует одругом - о наличии множества центров глобального управления, которые не обязательно должны бороться между собой. Чем больше центров – тем лучше.

Формула «мирного сосуществования» также досталась в наследство от прежней идеологической борьбы двух систем. Этот принцип был необходим для разрядки международной напряжённости и, безусловно, был прогрессивным для своего времени. Но он носит компенсаторный характер и подразумевает расчленённость современного мира и временность мирного сосуществования. Поэтому скорее нужно говорить «о безопасном мире».

Не прагматизм, а взаимовыгодность и равноправный диалог.

Формула «прагматизма», часто используемая экспертами для описания курса внешней политики государств. На сегодняшний момент уже удалось преодолеть последствия распада СССР, укрепить дружественные и тёплые отношения между государствами, дистанцироваться от прежней социалистической идеологии, поменять «точку отсчета» в региональных балансах и др. В то же время пассивная формула «прагматизма» имеет «транзитный» характер, нужна на переломное время, но не может оставаться политической парадигмой современных государств. 

Сегодня в формате СНГ особую значимость приобретает формирование самодостаточных экспертных площадок, независимых от западных аналитических конъюнктур и их прикладных исследований. Поэтому недопустимо «слепое» копирование западных образцов экспертной работы. Мы имеем свой уникальный исторический и социальный опыт в вопросах развития научной и аналитической деятельности, но вмести с тем очень схожий между собой.  

В основе сотрудничества экспертов СНГ, даже независимо от политических взглядов, должен быть заложен

Принцип традиционализма (а не либерального эгоизма)

обусловленный уважительным отношением к ближнему, что способствует пониманию и отсутствию неразрешимых проблем между ними.

Также важно сместить ориентацию деятельности с исключительно аналитической работы в сторону непосредственного содействия в решении целого ряда задач, лежащих чаще всего в плоскости интеграционных процессов и социокультурного притяжения народов. Т.е. необходимо находить баланс между научностью и достаточно активной публичной позицией, нацеленностью на решение прикладных вопросов.

Мы все высоко ценим дружбу между нашими государствами, понимаем высокую значимость наших отношений. Между нашими народами веками и десятилетиями закладывался фундамент дружеских, братских отношений. И мы должны подобающим образом относится к другим мнениям, в том числе, на экспертном уровне.

Центр геополитических исследований «Берлек-Единство»

Добавить комментарий

Защитный код