«Азиатский Шенген»: удастся ли договориться всем странам о единых визах?

Если да, то серьезные перспективы откроются не только перед туристической отраслью, пишет "365info.kz".

Единое визовое пространство на всей территории Центральной Азии — это не миф, а реальность, считают эксперты. Идея создания такового с Узбекистаном уже есть. Со временем вполне могут присоединиться и другие страны.

Недавно впервые за последние 17 лет состоялся официальный визит президента Таджикистана Эмомали Рахмона в Узбекистан. В последние годы отношения между странами развивались в положительном русле. В перспективе для Таджикистана не составит сложностей присоединение к узбекско-казахстанскому проекту «Центральноазиатского Шенгена» – полагает узбекский эксперт Равшан Назаров. Об этом он рассказал порталу "Евразия.Эксперт".

— Равшан Ринатович, как в Узбекистане оценивают идею создания аналога Шенгенской визы с Казахстаном? Какие возможности и риски она несет?

— Власти Казахстана поддерживают инициативу, и до конца 2018 года казахстанская сторона ожидает одобрения от Узбекистана. Безусловно, это важный пункт региональной интеграции. На наш взгляд, кроме единых туристических виз, было бы также со временем целесообразно ввести и единые деловые визы.

Зарубежные партнеры часто заинтересованы не только в двустороннем, но и в многостороннем сотрудничестве. Создание единых виз способствовало бы налаживанию как регионального туризма, так и расширению связей внутри бизнес-сообщества.

— Насколько вероятно подключение к договоренностям Казахстана и Узбекистана других стран региона? Кто еще выражает заинтересованность в «Центральноазиатском Шенгене»?

— Руководитель комитета по развитию туризма Таджикистана Нуъмон Абдугаффорзода уже говорил, что его ведомство прорабатывает вопрос о соглашении с другими странами Центральной Азии и «подготовит предложение для правительства». Создание единого визового пространства планируется обсудить на следующем заседании Совета по туризму стран СНГ. Оно пройдет в Самарканде в 2019 году.

Присоединение к «Центральноазиатскому Шенгену» Таджикистана и Кыргызстана не составляет особых сложностей. Тем более, что у всех четырех государств уже есть опыт длительного сотрудничества в рамках таких структур, как СНГ, ШОС, ЦАЭС, ЕврАзЭС и т. д. Действительно прорывным было бы присоединение Туркменистана.

— Какие возможности откроются перед странами Центральной Азии в случае внедрения единой визы в регионе? Свидетелями каких положительных тенденций мы станем?

— Современная туристическая отрасль во всем мире переживает небывалый подъем, принося как материальные, так и моральные дивиденды (в виде позитивного пиара). Туризм, связанный с Великим Шелковым путем, также растет. Один из самых интересных и насыщенных с туристической точки зрения участков данного пути проходит именно по государствам Центральной Азии.

И поэтому вполне естественно, что значительное число зарубежных туристов захотят познакомиться с достопримечательностями стран региона сразу, в рамках единого тура. А как показывает практика, оформлять отдельные визы в каждую страну в ходе одной поездки – не самый рациональный подход к проблеме.

Видится один выход – введение единой региональной визы по примеру Шенгена.

— Как вы оцениваете туристической потенциал стран Центральной Азии?

— Он необычайно велик и главное – разнообразен.

Чаткальский заповедник (Западный Тянь-Шань) с 2016 г. является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО. Причем заявку подали совместно Узбекистан, Казахстан и Кыргызстан.

В 2009 г. Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан (месте с Азербайджаном, Индией, Ираном, Пакистаном и Турцией) ввели весенний праздник Навруз в Список нематериального культурного наследия человечества.

В 2014 г. Казахстан и Кыргызстан ввели в тот же документ традиционное национальное жилище – юрту. А в 2016 Казахстан и Кыргызстан (совместно с Азербайджаном, Ираном, Турцией) — культуру приготовления и преломления хлебной лепешки (лаваша, катырмы, жупки, юфки).

В Узбекистане центры туризма — Самарканд, Бухара, Хорезм, Ферганская долина. Исторические центры Бухары, Самарканда, Шахрисабза и Хивы (Ичан-Кала) являются объектами Всемирного наследия ЮНЕСКО. Кандидатами в этот список стали еще 30 объектов в Узбекистане.

В Казахстане есть 4 объекта Всемирного наследия ЮНЕСКО: мавзолей Ходжи Ахмеда Ясави в Туркестане, археологический ландшафт Тамгалы, объекты Великого Шелкового пути и Сары-Арка. Еще 13 объектов — кандидаты в этот список (Мерке, Отрар, Каратау и др.).

В Кыргызстане объекты Всемирного наследия ЮНЕСКО – гора Сулейман-Тоо (Ош), а также «Великий Шелковый путь: сеть маршрутов Чанъань-Тянь-Шаньского коридора». Заявку на него Кыргызстан подавал совместно с Китаем и Казахстаном.

В Туркменистане три таких объекта – Мерв, Ниса и Куня-Ургенч.

В Таджикистане два объекта – Саразм и Таджикский национальный парк на Памире.

Помимо этого, в странах региона много объектов устного и нематериального культурного наследия —это борьба курес, айтыс, эпос «Манас» и так далее.

— 17-18 августа состоялся визит президента Таджикистана в Узбекистан. Каковы были цели визита? Какие соглашения были достигнуты?

— Это своеобразный ответ на государственный визит Шавката Мирзиёева в Душанбе в марте 2018 года. Тогда Узбекистан и Таджикистан подписали 27 соглашений. Они охватили большинство ключевых сфер таджикско-узбекского сотрудничества, самыми главными из которых были соглашения о взаимных поездках граждан и отмене визового режима

Также были подписаны совместные документы о сотрудничестве в сферах кинематографии и гидрометеослужбы. По итогам Ташкент и Душанбе официально стали стратегическими партнерами.

В последний раз президент Таджикистана посещал Узбекистан с государственным визитом в 2001 году. При этом 3 сентября 2016 он посетил Самарканд для участия в похоронах Ислама Каримова.

— Много лет между Таджикистаном и Узбекистаном существовали споры о государственной границе. Какие факторы стали причиной их возникновения? Как улаживался этот вопрос?

— Общая протяженность таджикско-узбекской границы 1332 км, речная граница 105 км, сухопутная – 1227 км. 24 февраля–1 марта 2018 в Ташкенте прошла очередная встреча рабочих групп правительственных делегаций по вопросам делимитации и демаркации госграницы. Тогда подготовили приложения к проекту Договора об отдельных участках таджикско-узбекской границы.

История этого вопроса в следующем: территория, на которой стоят плотина и Фархадское водохранилище (но не сама ГЭС), в 1933 году была передана от Таджикистана в аренду Узбекистану на 40 лет. Но в 1944, в связи со строительством ГЭС, между Таджикистаном и Узбекистаном состоялся обмен территориями. В 1947 на этих территориях обеих стран плотиной Фархадской ГЭС на  Сырдарье было образовано водохранилище.

В 1991 на многих участках границы между республиками возникли серьезные проблемы. Не оформленные в надлежащем порядке спорные участки местами превратились в настоящие горячие точки.

Пограничные споры — доходило до силовых действий. В 2002 году Таджикистан установил контроль над плотиной в результате силовой милицейской операции.

С осени 2011 вблизи плотины таджикские пограничники неоднократно задерживали граждан Узбекистана. До 2016 конфликт был в «замороженном» состоянии. На протяжении всего 2017 г. шла серьезная экспертная подготовительная работа.

Последний спорный участок границы находился между Согдийской областью Таджикистана и Сырдарьинской — Узбекистана. На этом участке протяженностью 2 км в районе Фархадской ГЭС нет населенных пунктов. Еще 10 января 2018 г. Ташкент и Душанбе договорились по этому вопросу. Земля, на которой находится электростанция, переходит Таджикистану, электростанция же остается в собственности Узбекистана. Таджикская сторона будет охранять территорию объекта, а Узбекистан — его техническое обслуживание.

Кроме того, создана совместная рабочая группа по вопросам обезвреживания инженерных заграждений на приграничных территориях. Во время визита Эмомали Рахмона в Ташкент был официально согласован последний спорный участок на границе между Узбекистаном и Таджикистаном.

Будем надеяться, что пограничные проблемы двух государств останутся в прошлом.

rawshan nazarov

Окончание следует

Источник

Добавить комментарий

Защитный код