Как прикаспийские страны поделили море

Этот год может стать завершающим в процессе раздела Каспийского моря между Казахстаном, Россией, Азербайджаном, Ираном и Туркменистаном, пишет 365info.kz.

Как стало известно, все заинтересованные страны уже определились по данному вопросу. Точку над многолетним переговорным процессом поставят на предстоящем Саммите глав прикаспийских государств, который пройдет 12 августа в Актау. По словам заместителя министра иностранных дел Азербайджана Халафа Халафова, текст конвенции уже согласован. Сейчас осуществляются внутригосударственные процедуры для ее подписания.

Напомним, на протяжении более 21 года стороны пытаются договориться о разделе Каспийского моря. Речь идет о документах, регулирующих 5-стороннее сотрудничество на Каспии в различных областях, включая экономику, транспорт, военное мореплавание, борьбу с браконьерством, безопасность.

Правила игры

В преамбуле документа, который будет утвержден на Саммите каспийских государств, подчеркивается, что «Каспийское море имеет для сторон жизненно важное значение, и только они обладают суверенными правами» в отношении этого водоема и его ресурсов. При этом акваторию Каспия предлагается разграничить следующим образом:

  1. Внутренние воды, территориальные воды, которые не должны превышать по ширине 15 морских миль. На данный морской пояс распространяется суверенитет прибрежного государства, а его внешняя граница считается госграницей.
  2. Рыболовные зоны, включающие еще 10 миль, в пределах которых государство обладает исключительным правом на промысел.
  3. Общее водное пространство.

Исходя из такого раздела, большая часть акватории и биоресурсов Каспия остается в общем пользовании. Что касается участков дна и недр, то они должны быть разделены на национальные сектора. Разногласия по поводу раздела дна богатого углеводородами Каспия длительное время оставались одним из основных препятствий к принятию Конвенции.

Вместе с тем, сам проект не вносит полной ясности в вопрос о размежевании дна Каспия. В документе сказано, что «разграничение дна и недр Каспийского моря на сектора осуществляется по договоренности сопредельных и противолежащих государств с учетом общепризнанных принципов и норм права». Столь аморфная формулировка, с одной стороны, позволяет главам пяти прикаспийских стран поставить свои подписи. С другой стороны, по отдельным вопросам нужно будет договариваться уже с заинтересованными сторонами, что сокращает время и усилия, потраченные на переговоры.

Что же касается ожидаемого многими упоминания в документе «срединной модифицированной линии», то, как оказалось, она в проекте Конвенции не упоминается. Но есть и свои плюсы. Так, в проекте Конвенции указано, что Каспий имеет статус моря, а не озера, что вносит определенную ясность в последующие переговорные процессы.

История вопроса

С 1920 по 1991 годы Каспийское море находилось под контролем Ирана и СССР. Тогда правовой статус Каспия регулировали два документа:

  1. Соглашение, подписанное в 1921 году между РСФСР и Персией.
  2. Договор о торговле и мореплавании между СССР и Ираном от 1940 года.

Оба документа зафиксировали принцип «общей воды», под которым подразумевается сохранение свободы судоходства и рыболовства за пределами 10-мильной прибрежной зоны. Кроме того, документами запрещается появление на Каспии кораблей третьих стран, не входящих в «Каспийский клуб». 

Однако после распада СССР бывшие республики решили провести делимитацию и демаркацию, в связи с чем возник вопрос по разделу Каспия. Но теперь уже не между двумя странами (СССР и Иран), а 5 государствами (Иран, Россия, Туркменистан, Казахстан и Азербайджан).

Впоследствии были достигнуты ряд соглашений о разделе сфер влияния на Каспии, но страны так и не пришли к «общему знаменателю». Так, участники переговоров столкнулись с проблемой статуса Каспия. Как оказалось, Каспийское море, будучи внутренним водоемом, не подпадает под конвенции по международному морскому праву.

В 1998 году Москва выступила с предложением разграничить дно Каспия между государствами по «модифицированной срединной линии», чтобы урегулировать проблему недропользования. Под модифицированной линией в этом случае подразумевается раздел не столько территорий, сколько перспективных нефтегазовых месторождений, чтобы интересы всех участников были учтены пропорционально протяженности их береговой линии.

Спорные же месторождения в рамках этой концепции предлагается делить поровну. При этом акватория должна оставаться доступной для всех пяти прикаспийских государств.

Следует отметить, что по многим вопросам Астана, Ашхабад и Баку солидарны с Москвой. Они полагают, что каспийское дно следует разделить на сектора по модифицированной срединной линии. Если бы вопрос был решен подобным образом, то Россия получила бы контроль примерно над 19% каспийского дна, Казахстан – 29%, Азербайджан – около 20%. В наименее выгодном положении оказались бы Иран и Туркменистан, которые получили бы по 14% и 17% дна соответственно. 

Этот вариант не устраивал Тегеран, который еще в 90-е годы предложил поделить дно Каспия на 5 равных частей. И это понятно, так как Иран уже провел бурение на месторождении Сардар Джангал, на которое также претендует и Азербайджан. В свою очередь у Баку есть разногласия с Ашхабадом по поводу других месторождений (Азери, Кяпаз и Чираг, или Сердар в туркменском варианте).

Таким образом, до последнего времени разделение недр в южной части Каспия было связано с серьезными разногласиями всех пяти участников переговорного процесса.

Обмен мнениями проходил довольно длительное время. Так, с 1991 года в рамках данного процесса прошло 4 каспийских саммита:

  • первый состоялся в 2002 году в Ашхабаде;
  • второй прошел в 2007 году в Тегеране;
  • третий саммит был проведен в 2010 в Баку;
  • четвертый — в 2014 в Астрахани.

 

Между тем, Астана, Ашхабад, Баку и Москва, уставшие от неопределенности, договорились о разграничении дна и шельфа северной части Каспия по методу «модифицированной срединной линии».

Приближением к финалу стал 2017 год, когда в декабре в Москве на встрече глав внешнеполитических ведомств Прикаспийских государств (России, Азербайджана, Ирана, Туркменистана и Казахстана) было достигнуто соглашение о разделе Каспийского моря. Итоги встречи подвел российский министр иностранных дел Сергей Лавров, который отметил: «С большим удовлетворением объявляю, что мы нашли развязки по всем остававшимся открытыми ключевым вопросам, связанным с подготовкой документа. Фактически текст конвенции готов».

А что в итоге?

Основным достижением в решении Каспийского вопроса является то, что прикаспийские государства смогут прокладывать трубопроводы по дну моря, не получая при этом одобрения всей пятерки, при этом действовать лишь на основе договоренностей стран, по чьему сектору должна пройти труба.

Таким образом, решается вопрос о реализации ряда трансграничных проектов, в том числе и по строительству Транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан, против которого ранее категорически возражала Москва.

Россию понять можно —  по плану, соединяя газотранспортные системы Туркменистана и Азербайджана, можно поставлять туркменский газ транзитом через Грузию и Турцию в Европу в обход РФ. Однако это устраивает Брюссель и Вашингтон, так как у ЕС появляется альтернатива российскому газу. 

После подписания декларации перспективы новых-старых энергетических проектов становятся более реалистичными. Другой вопрос, насколько окупаемыми станут проекты, имеющие зачастую политическую подоплеку.

Впрочем, в документе есть важные для Тегерана и Москвы пункты, в том числе, о «неприсутствии» на Каспийском море внерегиональных вооруженных сил. Помимо этого прикаспийские страны намерены обеспечивать «стабильный баланс вооружений на Каспийском море» и «осуществлять военное строительство в пределах разумной достаточности с учетом интересов всех сторон».

Пока преждевременно ставить точку в этом процессе, поскольку уже не раз заявленный раздел Каспия отменялся и откладывался на неопределенное время. Остается лишь надеяться, что анонсированный раздел все-таки состоится в этом году.

Андрей Королев

Источник

Добавить комментарий

Защитный код